Идеал-4. Черный сон

Размер шрифта: - +

X. Танец над пропастью

Прошел месяц.

От Офелии, которую все знали, не осталось и следа. С помощью волшебного эликсира ей удалось убедить каждого, что Армин обратил ее в вампира. И не в простого вампира. Никто не хотел связываться; все знали, на что способен Идеал.

Прежней Лия осталась только для самых близких друзей: Дориана, Элины, Саффира, Рафии, Андрея, Сильвиры, Вадима. Они знали о тайне и свято хранили ее. На любые вопросы касательно «новой сущности» новой правительницы отвечали одно и то же: «Ничего не знаю. Это их с Армином дело».

Вскоре вопросы прекратились.

Виктор стал старше еще на месяц, и Лии казалось, что его сходство с отцом увеличилось. У малыша были такие же темно-карие глаза с длинными ресницами, черные волосы, красиво очерченные губы. Взгляд такой же проницательный и загадочный. Глядя на сына, Офелия сильнее чувствовала связь с Армином, и это помогало ей держаться.

Как и обещал, Дориан отвез ее на отдаленный остров, где среди густой лиственной рощи обнаружился тщательно замаскированный вход в подземелье. Оно больше напоминало бункер: метр на метр, каменные неровные стены, каменные пол и потолок. К каждой из стен крепилось по одному факелу. В центре этого мрачного помещения стоял каменный алтарь, накрытый медвежьей шкурой. На нем и лежал Армин. Под головой у него лежала туго набитая темная подушка из грубого материала. Около алтаря стояла капельница с кровью. Прибыв туда впервые, Лия ужаснулась.

— Я могу принести ему хотя бы матрац и подушку, — предложила она, но Дориан категорически не согласился.

— Не надо. Я создал ему самые оптимальные условия. Удобства здесь станут лишними.

Офелия предпочла не спорить.

В тот вечер она долго просидела около мужа. И Виктор находился там с ней.

— Это твой папа, — шепотом сказала ему Лия. — Он спит, но скоро проснется, и мы снова будем вместе.

— Па-па... — И маленькая ручка потянулась к Армину. Это стало первым словом малыша.

 

Перед остальными Офелия умело играла роль. Она исправно навещала могилу Армина, ухаживала за ней, приносила цветы. Никто, кроме самых близких, не знал, что та могила пуста.

В замке к Лии относились с почтением и уважением. Ей не приходилось бояться, что кто-то решит проверить ее «вампиризм». После того, как длинные языки разнесли по стране весть, пущенную Малисом, ни у кого не осталось сомнений. Тем более, все вампиры чувствовали ее «своей».

В делах с бумагами Лии помогал Дориан, но вот с совещаниями, дипломатическими встречами, деловыми поездками и прочими обязанностями возникли трудности. Лия совершенно не умела находиться в центре внимания; в ответственные моменты теряла речевой запас и начинала запинаться. Она часами тренировалась перед зеркалом, чтобы не оплошать, но все равно не смогла придать себе уверенности.

Прежде Лия считала, что работа Армина мало отличается от работы директора какого-нибудь предприятия, но сильно ошиблась. Она часто видела мужа заполняющим бумаги, но это была лишь тысячная доля всего, чем он занимался. Армин старался не посвящать ее во все детали, ибо убежденно считал, что женщине не место в правительстве. Но упустил самое главное: если с ним что-то случится, Лии придется занять его пост. Чрезмерная уверенность в себе помешала ему подготовить ее к этому.

 

— Antistita, позвольте. — Услужливая физиономия Малиса возникла в дверях. За месяц Лия успела его возненавидеть, но мужчина даже не подозревал об этом.

— Что у тебя? — Офелия напустила на себя суровость.

— Магистр Эберла́н просит аудиенцию. Прибыл его посол.

У Лии похолодело внутри. Кто такой этот Магистр? Она знала лишь одного человека, носящего подобный титул — Дориана.

— Пригласи, — ровным голосом велела она, а у самой воздух застрял в легких. Виктор, сидящий у нее на коленях и постукивающий по столешнице погремушкой, поднял голову, когда Малис удалился. Офелия осторожно взяла погремушку из руки ребенка.

— Солнышко, мне надо, чтобы ты пару минуток посидел тихо. А потом мама пойдет с тобой гулять. Договорились?

Виктор посмотрел на нее вполне осмысленно. Он положил ладошки на стол и затих. В который раз Лия поразилась его не младенческому пониманию ситуации.

Некоторое время спустя пухлая рука Малиса открыла дверь, впуская в кабинет немолодого мужчину с седеющей бородкой. Худой, невысокий, но очень богато одетый. На пальцах сверкали два перстня.

— Antistita. — Он учтиво поклонился.

— Господин посол. — Лия чуть склонила голову и снова подняла ее. — Присаживайтесь. — Она кивком указала на стул напротив нее. Маленький Виктор внимательно рассматривал незнакомца.

— У вас прекрасный сын. — Посол улыбнулся. — Примите поздравления. — Он помрачнел. — И соболезнования. Магистр Эберлан и все мы были шокированы смертью вашего мужа.



Aili Kraft

Отредактировано: 10.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться