Идеал-4. Черный сон

Размер шрифта: - +

XVIII. Революция

— Я не справилась. — Лия сидела около Армина, все так же неподвижно лежащего и пребывающего во вселенной Черного сна. — Они сплели заговор и теперь хотят меня свергнуть. Я не должна тебе говорить, не должна расстраивать тебя, но мне страшно, любимый. Я не боюсь потерять пост, — я просто не верю, что они оставят нас с Виктором в покое.

Неподвижные веки не пошевелились. Если Армин и слышал ее слова, то никак не мог отреагировать.

 

— Как поживает дочь? — спросил Дориан тем вечером.

— Хорошо, — с улыбкой ответила Лия. — Растет. Она такая умница. И красавица.

— Это все прекрасно, — вмешалась Роуз, — но нам нужно решить один вопрос. Завтра истекает срок. Что ты им ответишь?

Возвращаться в жестокую реальность не хотелось. Там, в родном мире, она со счастливой улыбкой гуляла с дочерью и мамой, ничего не подозревающей об интригах в параллельном.

Как же все-таки странно устроено ее тело! Одна часть живет в мире, являясь почти неизвестным человеком, пишущим книги, кажущиеся большинству чистой воды выдумкой, и не беспокоится о том, что за каждым углом может поджидать враг; другая часть правит страной, жители которой хотят ее свергнуть, и боится, что может не дожить до утра. И все же обе — один и тот же человек. Одна и та же девушка, наделенная особой способностью жить одновременно в двух мирах. Девушка, которая имеет два активных тела, но один разум, одни чувства, одни стремления. В обоих мирах она придерживается определенных взглядов, любит одного и того же мужчину, рожает от него детей. Каким бы чудом ни была ее жизнь, на самом деле разделение тел не влияет на душу. Человек может быть Duo Corpora, ясновидящим, ходить на руках или передвигать предметы силой мысли, — в конечном счете, он остается собой. Все перечисленное — всего лишь физические способности, упрощающие жизнь или делающие ее чуточку интереснее. Но они ни в коем случае не делят своего обладателя на несколько личностей. Многие считают, что тот, кто способен жить в двух мирах, является в каждом из них индивидуальной личностью; этот человек способен думать по-разному, стремиться к разным целям, любить разных мужчин или женщин. Тот, кто утверждает, что в одном мире стремится стать учителем, а в другом врачом, не имеет конкретной цели; утверждающий, что в одном мире страстно любит одного человека, а в другом другого, на самом деле не любит никого. Чувства испытывают не тела, а души. Душу нельзя разделить на несколько частей. Точно так же, как Duo Corpora не способен иметь в двух мирах двух биологических матерей, он не может иметь двух возлюбленных, два основных взгляда на жизнь. Способность жить в двух мирах — это, в первую очередь, жертва. Каждый Duo Corpora жертвует какими-то благами одного мира во имя другого. Тот, кто не может пожертвовать полноценной жизнью, в конце концов, становится никем, пустым местом. Ибо нельзя жить сразу в двух домах, нельзя занимать одновременно две должности на разных предприятиях с графиком на полный рабочий день пять раз в неделю, нельзя есть борщ и торт одновременно. В родном мире Офелия отказалась от полноценной семьи, но не жалеет об этом. Невозможно любить двух мужчин. Она понимала, что вряд ли когда-то сможет жить с Армином в одном мире, не отвлекаясь на другой, но приняла это как факт. За все приходится платить, а за уникальные способности — особенно. Ничто не дается бесплатно, даже сыр в мышеловке имеет свою цену — мышиную жизнь.

 

Даже являясь неопытной правительницей, Офелия понимала, что Ксандер и его последователи не сдержат обещания. Они не позволят ей спокойно жить в этой стране. В лучшем случае сошлют ее с сыном на дальние острова. А там они оба погибнут в кратчайшие сроки.

— Ты намерена им отказать? — Роуз встала и прошлась по комнате. — Тогда, полагаю, нас ждет еще одна война. На этот раз — гражданская.

— Она и так неизбежна, — ответила Лия. — Меня не отпустят просто так.

— В этом ты права, — согласилась Розанна. — Впрочем, у нас нет выбора. Придется сражаться.

Офелия обвела взглядом друзей.

— Если со мной что-то случится, позаботьтесь о Викторе.

Дориан встал и взял ее за руки.

— Ничего с тобой не случится. Мы справимся.

— Мы бы справились, будь с нами Армин. — Лия горько вздохнула. — Без него любые наши действия обречены на провал.

— Но мы все равно будем драться! — Шарлотта встала и подошла к ним. — Я ведьма, как и Дориан, командир Роуз — опытный боец. И мы — не единственные ваши сторонники.

Офелия невесело улыбнулась.

— Я рада, что ошиблась в тебе, Шарлотта. Прости, что не извинилась сразу же. Сейчас прошу прощения за то, что не доверяла поначалу. Но я не хочу, чтобы опять пролилась кровь невинных. Я и так много чего натворила. Не ввязывайтесь в эту войну. Пусть все закончится без потерь.

— Вот еще! — воскликнула Роуз. — Мы не собираемся терять тебя. Послушай-ка, на твоей стороне мы и целый батальон Сантино, включая Гатана и Лаакоса. Ты сама видела, как они сильны. Пусть мятежники сначала попробуют справиться с ними, а потом решим, что делать дальше.



Aili Kraft

Отредактировано: 10.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться