Идеал-5. Проклятие Селены

Размер шрифта: - +

VIII. Рожденная заново

Холода и сырости больше не было. Виолета открыла глаза и обнаружила себя в жилом помещении. Небогато обставленная комната, маленькая и уютная. К белому, выкрашенному известью потолку, крепилась тусклая лампочка в белом керамическом абажуре. Единственное окно было раскрыто настежь. Судя по всему, комната находилась на третьем или четвертом этаже.

Виолета приподнялась на локтях на жесткой односпальной кровати. Кроме этой кровати из мебели в комнате находились только тумбочка с потертой краской, маленький стол, стул и допотопный комод. На столе стояла стеклянная пепельница, а на стуле сидел мужчина и неторопливо курил сигарету. Увидев, что девушка очнулась, он стряхнул пепел и сосредоточил на ней внимание.

— Где мы? — шепотом спросила Виолета, со страхом оглядывая помещение.

— Можешь не шептать, — произнес мужчина. — Наш разговор никто не услышит. Мы в номере дешевой гостиницы.

— Что... вы со мной сделаете? — Виолета сжалась, чувствуя, как внутри растет ужас.

Мужчина слегка улыбнулся.

— Расслабься. Того, что ты думаешь, не произойдет. С недавних пор в этом понимании меня интересует только одна женщина. Мы с тобой здесь просто поговорим. Я посчитал, что морг — не то место, где можно вести долгие и интересные беседы.

Виолета выдохнула и немного расслабилась. Но дрожать не перестала.

— Вы... меня оживили?

— Я не умею оживлять. Это сделала моя давняя подруга. Но попросил ее об этом я. Она проделала колоссальную работу, и не ради «спасибо».

— Понимаю. — Виолета пристально посмотрела ему в глаза. — Вы хотите, чтобы я выдала вам планы матери. Вы хотите ее убить.

— Понимаешь, девочка, — Армин затушил сигарету и сложил руки на груди, — у меня достаточно забот, и при других обстоятельствах я бы оставил вашу семейку в покое. Но Диана угрожает моим родным. Из-за нее могут пострадать люди, которых я люблю. Уговорить ее отказаться от плана не выйдет, поэтому придется перейти к жестким мерам. Я все понимаю: она твоя мать, и ты не хочешь подвергать ее опасности. Но подумай вот о чем: из-за Дианы погибнут люди. Невинные люди, которые даже не знают ее. Даже если бы они не были моей семьей, это не отменило бы того ужаса, что их ждет. И еще подумай: почему любящая мать, узнав о смерти единственной дочери, не приехала даже на опознание? Видимо, не так уж ты ей дорога.

Виолета опустила голову. Она много раз видела в фильмах, как такими словами плохие люди пытались склонить на свою сторону хороших, но в данном случае Армин Делацеро был абсолютно прав. Диана просто проигнорировала смерть дочери; неизвестно, плакала ли она хотя бы. И Армин — если бы хотел, то давно убил бы Виолету. Но вместо этого сидит и разговаривает с ней. Неужели он, действительно, хочет дать ей второй шанс?

— Именно, — произнес Армин, прочитав ее мысли. — Ты можешь жить дальше, как нормальный человек. То есть оборотень, прости. Можешь создать семью, обзавестись детьми. Или предпочитаешь вечно сидеть под материнским каблуком? Диана стремится к власти и мести. Для тебя в ее сердце места нет. Не думай, что я пытаюсь убедить тебя в своей правоте. В другой ситуации я бы просто внушил тебе действовать так, как мне нужно. Но я хочу, чтобы твоя голова осталась ясна; хочу, чтобы ты сама сделала выбор. Я не враг тебе, Виолета.

Глаза девушки вдруг наполнились слезами. Она до смерти боялась демона, но в то же время чувствовала, что он здесь не затем, чтобы мучить ее и убить.

— Мама с детства учила меня тому, что вампиры — наши враги. — Слова сами полились из уст Виолеты. — Она не объясняла причин, просто ставила перед фактом: оборотни — жертвы, вампиры — палачи. Мне кажется, все началось тогда, когда вы казнили ее подданных.

— Да, я это сделал, — подтвердил Армин. — Они убили одного из моих подручных. Я просто свершил правосудие.

— Он обратил в вампира моего папу!..

— Он был бы наказан, — скорее всего, убит, — если бы о его поступке сообщили мне. Но Диана взялась вершить самосуд, чем спровоцировала убийство того вампира и троих оборотней. Ты должна понимать, что я, хоть и глава вампиров, но не Бог. Я не могу следить за каждым и предотвращать злодеяния абсолютно всех, кто находится у меня в подчинении. Однако мы не в каменном веке, и любой вопрос можно решить цивилизованным путем. Если бы Диана обратилась ко мне с жалобой, я бы наказал вампира, а ей выплатил бы щедрую компенсацию. Но она предпочла воевать. Что я должен делать? Подставить свою голову и головы близких под топор?

— Мама сказала однажды, что зла на вас еще потому, что вы бросили ее. Это правда?

Армин приподнял левую бровь.

— Это уже интересно.

— Вы обещали жениться на маме, а потом просто ушли, сказав, что она вам надоела, — сказала Виолета.

Армин усмехнулся и покачал головой.

— Диана, Диана... Просто сказочница какая-то. — Он посмотрел на Виолету. — Если тебе интересно, спал ли я с ней, отвечу: возможно. Я не помню всех, с кем ложился в постель. Но хорошо помню, что ничего им не обещал. Ни одной женщине я не признавался в любви; ни на одной не собирался жениться. До тех пор, пока не встретил Офелию. Чтобы повести избранника или избранницу под венец, вампир должен быть связан с ним нерушимыми узами.



Aili Kraft

Отредактировано: 14.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться