Идеал-6. Украденная жизнь

Размер шрифта: - +

Часть II. Сдаться ― значит, проиграть (X. Пустота)

Настоящие чувства проверяются умением и желанием преодолевать неизбежные, порой кажущиеся непреодолимыми препятствия.

Поэтому оставьте сказки о времени, количестве подарков и прощении измен

для ленивых подростков, считающих, что сам Господь обязан беречь отношения, которые дал им, и бороться за их процветание.

Господь, Дьявол, родители или друзья... кто угодно, кроме них самих.

(Цитата автора)

 

Эта новогодняя ночь не должна была стать другой. Как бы ни изменился мир, Армин не мог допустить своего отсутствия рядом с женой и детьми в этот праздник. Пусть магия Мефисто разбросала его семью по разным параллелям, но это не значит, что в какую-то из них закрыты двери для него. Встретив с детьми, Дорианом, Роуз и Шарлоттой Новый год, Армин уложил малышей спать и тут же отправился в мир Офелии. Дома он ее даже не искал. Накануне она рассказала, что планирует отправиться на вечеринку к Светке Семеновой. Армину эта идея не понравилась. Он пытался намекнуть Лии, что Светка — не тот человек, с которым ей следует дружить. Но если прежняя Офелия — его жена, — прислушалась бы к словам мужа, то эта, считающая себя свободной и остро нуждающаяся в нормальном для своего возраста общении, заявила, что все равно пойдет. «Меня пригласили, — сказала она тогда. — Не хочу обижать людей отказом». Бесполезно Армин пытался объяснить, что иногда просто необходимо умение сказать «нет». В конце концов, он перестал с ней спорить.

Через пять минут после того, как часы пробили «двенадцать» в обоих мирах (замечательный и весьма удобный факт: между Киргизией и Солнечным Архипелагом нет разницы во времени), Армин стоял на перекрестке двух улиц недалеко от дома Семеновых. Музыка оттуда гремела, казалось, на всю Чолпон-Ату. Тревожно всматриваясь в мигающие метрах в ста от него гирлянды, он пытался представить, каково там Офелии. Он прекрасно знал, как она не любит подобные торжества. Чтобы не стоять на месте, решил немного прогуляться и успокоить тревожные мысли.

Телефонный звонок заставил Армина вздрогнуть. Никому, кроме Лии, он не давал номера своего мобильного. Значит, звонит она. Похоже, он оказался прав. Если бы все шло хорошо, вряд ли Офелия стала бы беспокоить его во второй половине ночи, пусть и новогодней.

Она плакала. Умоляла прийти и за что-то извинялась. Армин почувствовал, как в нем закипает гнев. Эти малолетние скоты обидели ее, не иначе! У него появилось желание оторвать им головы, и он с трудом подавил его в себе. Если позволит темной сущности взять верх над светлой, то может причинить вред и Офелии. Недавно он чуть не набросился на нее. Повторение этого недопустимо.

Заметив, что отошел от дома Светки достаточно далеко, Армин трансформировался и отправился туда. Вскоре он увидел Офелию, сидящую на камне и плачущую. В тот момент он поклялся себе, что, если надо, прибегнет к крайним мерам, но ноги ее больше не будет в том доме.

 

***

 

Как же давно Армин мечтал сделать то, что на протяжении двух лет казалось ему таким обыденным! Словно вернулось время, когда он мог позволить себе только смотреть на Офелию, как на дорогой экспонат, и не иметь возможности прикоснуться. Целых два года он наслаждался счастьем обнимать и целовать ее. Обладать ею. Но теперь она вновь стала от него далека. Вновь превратилась в ту Лию, которая путешествовала с ним по мирам и относилась как к другу, который всегда поддержит. У нее удивительно получалось скрывать от него мысли, и он узнал о ее чувствах лишь тогда, в Мертвом мире, когда страсть захватила их в сладкий плен, из которого они с таким трудом вырвались в последнюю минуту. Когда, сидя на каменной плите, Армин признался Лии в любви и позвал замуж, он с радостью думал, что самое сложное позади. Теперь они будут вместе, и ничто их не разлучит. Только узнав о проклятии Мефисто, он понял, как был глуп, и посмеялся над собой. Другим может показаться, что за миллион сто двадцать лет можно навсегда избавиться от глупости, но даже этот ошеломляющий срок не властен над ней. Сколько бы лет ты ни жил, в какие-то моменты все равно будешь вести себя как наивный ребенок.

Наверное, лишь юный, только «созревший» подросток способен испытать то, что испытал Армин, решившись поцеловать Офелию на том пирсе. В ее мыслях он уже читал негодование и возмущение, знал, что она вот-вот его оттолкнет и накричит, но не торопился останавливаться. Он будет наслаждаться нежностью ее губ до последней секунды.

Шквал несуществующего ветра чуть не сбил Армина с ног, когда руки Лии вдруг робко легли ему на плечи и несильно сжали их. Армину захотелось подхватить ее на руки, отнести на пляж и слиться с ней воедино, но он с большим усилием себя остановил. Она и сейчас не понимает, что делает. Боится себя, его, своих чувств к нему. Если он позволит себе вольность, то рискует надолго ее потерять.

Тем временем дрожащая ладонь Офелии, едва касаясь, скользнула по шее Армина, и пальцы утонули в его волосах. Скованно, но все же с желанием, она отвечала на поцелуй. Ее глаза были закрыты, веки вздрагивали. На длинных ресницах дрожали несколько мелких снежинок.

В какой-то миг волшебный туман вдруг рассеялся. Лия отпрянула от Армина, как от горячей печи. Ее лицо выражало неподдельный ужас, словно она только что поцеловалась с крылатым демоном, который напал на нее на пляже. Ни слова не сказав, она развернулась и бросилась бежать. Деревянный пирс звонко отражал ее быстро удаляющиеся шаги.



Aili Kraft

Отредактировано: 13.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться