Идеал-6. Украденная жизнь

Размер шрифта: - +

XIV. Еще одна попытка

— Как долго ты здесь сидишь? — Армин подал Офелии руку, и, когда она встала, достал из кармана ключ от входной двери и взял рюкзак.

— Часа три, наверное, — пожала плечами Лия. — Когда приехала, было закрыто. Поэтому решила посидеть тут и подождать.

— Лия... — вздохнул Армин. Отперев дверь, он отошел в сторону, пропуская Офелию вперед. — Меня не было здесь четыре дня. Сегодня пришел по чистой случайности.

— Мне казалось, что ты присматриваешь за мной, — смущенно улыбнулась Офелия. — Мы не общались, но я это чувствовала. Поэтому и приехала, — знала, что ты придешь.

— Почему ты мне не позвонила? — Армин занес рюкзак в ее комнату. — Как вообще сюда добралась?

— Я удалила твой номер, — извиняющимся голосом сказала Лия. — А доехала на машине. Из Каракола в курортную зону возят туристов. Приехала с ними, а оттуда до дома дошла пешком.

Армин строго посмотрел на нее.

— Больше никогда так не делай, — наказал он. — Это опасно. Если снова решишь вернуться домой, а потом сюда, дай мне знать. И телефон лучше записать снова.

Чувствуя себя виноватой, Лия достала мобильный и попросила Армина продиктовать номер. Он видел ее состояние, — девушка едва не плакала. Сев перед ней на корточки, он осторожно взял ее ладони в свои и, глядя в глаза, произнес:

— Ты поступила правильно, решив вернуться. Рад, что ты пришла к этому сама, без принуждения. Прошу прощения за то, что не дал тебе времени в прошлый раз, а поставил перед фактом. Так нельзя. Но хочу также попросить: не ходи больше одна по горам. Это очень опасно. Помимо темных сил тебе могут встретиться злые люди. Меня в тот момент может не оказаться рядом, и ты можешь пострадать. Пообещай, что не повторишь этого.

— Обещаю. — Офелия не стала высвобождать руки. — Можно, я лягу спать? Я устала.

— Конечно. — Армин встал и отпустил ее руки. — А что ты сказала маме перед тем, как уехать?

— Сказала, что опять буду работать экскурсоводом, — ответила Лия.

— Хорошо.

Пожелав Офелии приятных снов, Армин вышел из комнаты. Сегодня девушка не стала запираться.

 

Весь вечер Армина не покидала улыбка. Сердце, словно сбросившее с себя тяжелый камень, по-детски ликовало. Увидев Офелию, сидевшую на крыльце, Армин едва удержался, чтобы не обнять и поцеловать ее. Она вернулась к нему. Сама захотела вернуться. Конечно, Армин понимал, что, скорее всего, Лия здесь потому, что так надо, но это не мешало ему мечтать.

Следующим вечером Армин отправился в Параллель, чтобы навестить детей и Дориана, и чтобы выпить порцию зелья. Малыши, соскучившиеся по отцу, наперегонки бросились к нему навстречу. Армин почувствовал болезненный укол в груди. Он должен находиться со своей семьей круглые сутки, а вместо этого разрывается на два мира, пытаясь собрать эту семью воедино. Как бы горько ему ни было это признавать, но в настоящее время его пребывание рядом с Офелией важнее всего. О детях заботятся Дориан, его невеста и сестра, а об Офелии позаботиться некому. Она в опасности каждую минуту, и ситуация становится только острее оттого, что она ничего не помнит, и не знает, чего бояться, а к чему стремиться. Поэтому его долг — находиться рядом с ней как можно дольше.

И все-таки эти выводы не делали существование Армина спокойнее. Пусть его сердце не может болеть, как человеческое, но, тем не менее, оно болело. Особой болью, которая причиняла еще больше страданий, чем обыкновенная, физическая. Иногда, поздними ночами, когда никто не мог его увидеть и услышать, Армин выходил из дома и, плача, обращался с мольбами к Высшим силам. Он понимал, что натворил слишком много зла, и не заслуживает Их снисхождения, но все же надеялся, зная, что сам бессилен перед обстоятельствами. Только тогда Армин понял, что лишь невежда станет утверждать, что каждый индивидуум сам строит себе судьбу, и при желании каждый может победить любые обстоятельства. Все это — наглая ложь. Есть вещи, которые не под силу даже таким могущественным и бессмертным созданиям, как Армин Делацеро. Он всегда считал, что может разобраться с любой проблемой, но лишь теперь осознал, что проблемы бывают разными, и есть такие, которые ему совсем не по зубам.

 

Офелия больше не пыталась убежать и вела себя скромно и кротко. Выполняла обязанности по дому, не ссорилась с Армином и не запиралась в комнате. Похоже, она снова начала ему доверять. Как и он ей. Спустя несколько дней он перестал, уходя, запирать ее в доме. Вместо этого сделал дубликат ключа, и, когда Лия хотела, то закрывалась сама, изнутри.

Прогулки под надзором перестали раздражать Офелию. Ей даже стало нравиться гулять с Армином, разговаривать обо всем и чувствовать, что ее общество кому-то интересно. Похоже, Армин не считал ее глупой, толстой, зажатой. Он относился к ней с теплом и пониманием, всегда подбадривал и успокаивал, если она расстраивалась. Спустя время она рассказала ему о ситуации на пляже, на что он ответил, что обращать внимание на скудоумных невежд — себя не уважать. «Тот, кто не видит дальше носа, — сказал он тогда, — вынужден ходить с поводырями. Проще говоря, такие, как тот парень, руководствуются общественным мнением, а оно, как правило, зачастую абсурдно». «И ты не считаешь, что я уродлива?» — спросила Офелия. «Я считаю, что ты прекрасна, — сказал Армин. — У тебя чистая душа и привлекательное тело. У женщины должны быть формы, только тогда ее можно назвать красивой. Плоские особы создали культ худобы, чтобы оправдать свои главные недостатки. Точно так же, как тысячелетия назад недовольные собой и, как правило, неуверенные в себе женщины создали косметику, чтобы с ее помощью выдавать себя за других людей. Искусственная красота ярче натуральной, но все фальшивое хорошо заметно и не вызывает доверия».



Aili Kraft

Отредактировано: 13.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться