Идеал-6. Украденная жизнь

Размер шрифта: - +

XXIII. Три личности Офелии Д.

Офелия не притворялась. Не разыгрывала его. Ее глаза были полны ужаса. Армин разжал пальцы, но она осталась стоять на месте.

— Зачем вы меня преследуете? — дрожа, спросила Лия. — Кто вы такой?

Редко Армин испытывал состояние, когда хотелось не плакать, а по-волчьи выть. За что ему это наказание? Казалось, только все начало налаживаться, как снова скатилось к точке отсчета.

— Ты меня не узнаешь? — обреченно спросил он.

Лия помотала головой.

— Я проснулась в каком-то доме, — сказала она. — Никого не было, и я решила убежать. Вы ведь похитили меня, да?

Армин тяжело вздохнул, сел на землю и уронил голову в ладони.

— Иди... — прошептал он. — Я не стану тебя держать.

Вопреки его ожиданиям Офелия не двинулась с места.

— Что с вами? — с опаской спросила она. — Вам плохо?

Он поднял голову. В глазах горело отчаяние.

— Да, мне плохо. Очень. Я не знаю, что делать. Ты куда-то шла? Иди! Оставь меня и уходи.

Офелия села рядом с ним на траву.

— Вы меня не похищали, да?

Голову Армина разрывали боль и горькие мысли. Он не хотел ни говорить, ни дышать. Почему она не уходит? Ведь должна бежать от него, раз ничего не помнит, но зачем-то сидит рядом...

— Со мной что-то происходит, — между тем произнесла она, и он заметил, что из ее голоса пропал страх. — Я как будто нахожусь в трансе. В какой-то миг мне хочется бежать отсюда, но что-то в голове вдруг перемыкает, и меня тянет обратно. — Она поменяла положение тела и села перед ним на колени. — Сейчас я уверена, что знаю тебя. Тебя зовут Армин, и мы... я знаю, что люблю тебя. — Он внезапно перестал дышать. — Но боюсь, что забуду об этом через минуту.

В одно мгновение Армин заключил ее в крепкие объятия. Лия обвила руками его шею и прижалась к нему.

— Поцелуй меня, — попросила она.

Армин, потерявший логическую цепочку происходящих событий, тут же исполнил ее просьбу. Еще минуту назад Офелия вырывалась из его рук, а теперь позволила им обнимать и ласкать себя. С жадностью целовала Армина, и ему показалось, что все встало на места, но не тут-то было: в какой-то миг она резко отпрянула от него, и ее взгляд стал таким, как несколько минут назад — испуганным и недоуменным.

 

А в замке тем временем кипела страсть.

Никогда прежде Дориан не чувствовал такого жара внутри и такого желания обладать. Сжимая Роуз в объятиях, он впервые видел в ней не сильную вампиршу, а слабую девушку. Сама она поражалась его поведению, хотя знала, что вампиры не могут иначе. Даже во время нежного, неторопливого акта они сгорают изнутри. А уж о новообращенных и говорить нечего. Они еще не умеют контролировать эмоции, рефлексы и потребности, поэтому из них все это льется в полной мере.

Бросив Роуз на кровать, Дориан с прежде несвойственной ему хищностью разорвал на ней одежду. Она вскрикнула от радости и возбуждения. Это был уже не первый их совместный секс, но никогда раньше Розанна не испытывала того, что испытывала в те минуты. Она всегда старалась не перегибать с Дорианом палку, быть нежной и внимательной, не причинять ему боль, но теперь необходимость в этом отпала. Он стал таким же, как она. Его теперь невозможно серьезно покалечить крепким объятием или укусом. Вампиры, если не влюблены в людей, предпочитают секс с себе подобными по одной-единственной причине: он сумасшедший. В нем нет запретов, ни один партнер не боится ранить другого. Можно отдаться чувствам с головой и не думать о последствиях.

Длинные волосы Дориана рассыпались по мускулистой спине и груди, что пылала огнем. Вцепившись ногтями ему в кожу, Роуз притянула любимого к себе и впилась в его губы. Именно впилась, проткнув нижнюю клыками и вытянув из ранки несколько капель крови. Дориан же, освободив все эволюционировавшие чувства, с силой вошел в Роуз, и она не сдержала крика. Но то был крик не боли, а неистового наслаждения. Губы любимого блуждали по ее телу, время от времени она чувствовала кожей опасные прикосновения клыков. Но Роуз не боялась. Она жаждала ощутить в себе и их. Подставив шею, дала немое согласие, и Дориан, не заставив себя упрашивать, прокусил ее сонную артерию.

Два тела извивались, охваченные страстью, которую никогда не познать простому смертному. Любовь и кровь смешались в единое целое, и какое-то время Дориан и Роуз чувствовали только инстинкты. Когда акт подошел к концу, Дориан вдруг сморщился от боли и застонал. Роуз не понадобились объяснения. На ее лицо легла тень печали.

— Все мужчины-вампиры вынуждены это испытывать, — сказала она. — Мне жаль. Твои репродуктивные способности больше не работают.

Дориан закрыл глаза и вздохнул.

— Помню, я когда-то об этом слышал. Что ж, придется привыкнуть.

— Ты ведь не охладеешь ко мне? — грустно спросила Розанна.

Дориан приятно улыбнулся и погладил ее по щеке.



Aili Kraft

Отредактировано: 13.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться