Идеал-6. Украденная жизнь

Размер шрифта: - +

XXIV. Fatum

Мир разрушился. Армин буквально слышал грохот его падения. Дух Риши исчез, а он все стоял на месте, прокручивая одну мысль, от которой все внутри раз за разом переворачивалось: «Офелия должна умереть».

Значит, чтобы снять проклятие, надо оборвать ее жизнь? Заглушить навсегда ее смех, остановить биение сердца, сомкнуть навек сияющие счастьем глаза?

И все это ради того, чтобы люди вспомнили о ней?

Это никого не обрадует, когда придется плакать над ее могилой.

Конечно, есть другой вариант, но он ничем не лучше смерти. Даже хуже. Собственноручно превратить любимого человека в монстра... что может быть более жестоко? Он еще не смирился с превращением в вампира Дориана, не знал, каким тот станет через неделю, месяц, год. Пока он, вроде бы, держится, но в любой момент может сорваться. Несмотря на доброту Дориан сильный, а вот Офелия — нет. Сущность вампира ее погубит.

Если бы вся проблема заключалась только в том, что Лию не помнят бывшие друзья! Армин познакомил бы ее с ними заново, и они бы ее полюбили. Все стало бы, как прежде. Но здесь ситуация куда сложнее. Если не принять решение в кратчайшие сроки, Офелия может сойти с ума. Потом уже ничто это не исправит. Даже став вампиром, она останется умалишенной.

И тут Армину пришла в голову мысль. Неприятная сердцу, но, возможно, это выход. Ее личностей кроме имени связывает еще один важный пункт: отношение к нему, Армину. Одна Офелия его боится, другая в него влюблена, а третья его любит.

Что, если вычеркнуть себя из жизни каждой личности? Может, они угомонятся, и Лии ничто не будет угрожать?

Эгоизм не хотел позволять Армину это сделать. Как он станет жить без Офелии? Как без нее станут жить их дети? Ведь они, в отличие от большинства, помнят ее и ждут встречи. Что им скажет Армин, когда вернется? Что мама ушла навсегда? Придумает лживую историю об их расставании и обречет себя и малюток на вечные страдания?

Слишком часто Армину приходится в последнее время делать сложный выбор.

 

Дориан сидел в кабинете. Он вернулся к работе, заявив, что она помогает ему отвлечься. Приближалась суббота, и они с Роуз проводили вместе все больше времени, постоянно обсуждая детали предстоящей свадьбы. Шумного празднества не планировалось. Были приглашены только близкие друзья.

В тот вечер Розанны не было рядом с женихом.

Войдя в кабинет, Армин обрадовался, что может поговорить с другом по душам. Давно он не обращался к нему за советом, но в настоящий момент нуждался в совете, как никогда. Оставляя несколько минут назад Офелию в доме, он с грустью наблюдал, как она снова превратилась в «пленницу»: перепуганные глаза, неистовое желание скрыться от его взора. А когда он только вернулся после разговора с Ришей, она бросилась к нему на шею, поцеловала и пыталась узнать, почему у него плохое настроение. Армин солгал, сказав, что все еще переживает за Дориана. Доля правды в том была, но тогда на первом месте у него стояла она, Лия.

— Ты должен принять правильное решение, — со свойственным ему спокойствием сказал Дориан, выслушав друга. В тот миг Армин подумал, что история с его обращением — страшный сон. Вот он, настоящий Дориан: уравновешенный человек, не жаждущий крови. — Я все еще кляну новую сущность, но все-таки я жив. Скоро у меня свадьба, и я верю, что мы с Роуз будем счастливы. Если ты оставишь все, как есть, то потеряешь Офелию навсегда. Смиришься ли с ее окончательным уходом? Смирятся ли с ним ваши дети?

Он бы не смирился. Дети еще маленькие, и многие любят говорить, что в таком возрасте легче принять уход родителя, но с Виктором и Кариной этот номер не пройдет. Они уже четко осознают происходящее вокруг, а также крепко привязаны к отцу и матери. Если одного из них не станет, они будут страдать. Они и так страдают, тоскуя по Офелии.

— Ты считаешь, что я должен ее обратить? — с сомнением спросил Армин.

— Я считаю, что ты должен понять, что для тебя важнее: ее человечность или ваше будущее. Вряд ли она умрет от раздвое... растроения личности, но с ума сойдет — это факт. Какая жизнь ее ждет? Годы в клинике под замком и с решетками на окнах. Никто ведь не узнает, что на ней проклятие. Все будут считать ее больной и изолируют от общества. Ты ведь понимаешь, что так и будет? Этой жизни для нее хочешь?

Жестокие слова Дориана были правдой. На Солнечном Архипелаге, как и в мире Офелии, существовали психиатрические лечебницы, где содержались несчастные, чьи нервы не выдержали нагрузки. Неужели однажды Лии придется стать одной из таковых?

Перед Армином встал тяжелый выбор: позволить Офелии остаться человеком, но при этом своими руками упечь ее в психушку, или обратить и отнять у нее нормальную жизнь. В обоих случаях он рискует убить в ней ту Офелию, что когда-то полюбил.

Но, с другой стороны: вампиризм не строит личность. Ее строит отношение близких, их забота или ее отсутствие. Армин смотрел на Дориана и старался убедить себя, что не все так мрачно, как он себе представляет: его друг остался почти прежним. В нем не умер Дориан, желающий всем помочь. Он всего лишь стал серьезнее и сильнее. Есть ли шанс, что Офелия останется прежней?

— Мне очень помогает Роуз, — сказал Дориан, заметив его взгляд. — Связь с создателем — не выдумка, и я это недавно понял. Рядом с ней я чувствую себя окрыленным. Она словно мой ангел-хранитель: рядом с ней я ничего не боюсь. Наша любовь лишь укрепляет этот союз. А вас с Офелией связали сами Высшие Силы. Представь, какой будет ее привязанность к тебе после обращения.



Aili Kraft

Отредактировано: 13.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться