Идеал-6. Украденная жизнь

Размер шрифта: - +

XXVI. Одно целое

Мучительно долго тянулось время. Перед глазами у Армина все еще бился в агонии парень, отнявший жизнь у его жены. Ему заплатили... Ева заплатила. Эта тварь никак не угомонится! Ей оказалось мало заключить сделку с самим Мефисто, наложить на Лию и всех, кто ее знает, заклятие забвения; теперь она решила убить «соперницу».

Армин горько усмехнулся, и Лариса Ивановна удивленно посмотрела на него. Однако вопросов задавать не стала. Мыслями Армин вернулся на двадцать лет назад — в день, когда он последний раз говорил с молодой Евой. Девушка, тогда казавшаяся ему образцом наивности и доброты, в слезах умоляла его остаться, рассчитывала на их счастливое будущее и мистическую связь, сути которой не понимала и не поймет. Много лет после того разговора Армин корил себя за жестокие слова. Он жалел о вспыльчивости и прокручивал в голове сотни альтернативных вариантов того непростого разговора.

Теперь он не жалеет ни о чем. Еще тогда, когда Тахир Ганиев вручил ему папку с досье на Диану Кинчеву, его совесть успокоилась. Читая досье, Армин все осознаннее думал о том, что надо было позволить Хоррасу или односельчанам убить Еву. Не следовало ее спасать. Если бы он только знал, что милая, слабая и наивная девушка станет монстром, он бы убил ее сам.

Только после того, как узнал правду о Диане, Армин стал задумываться о том, на что раньше не обращал внимания. Ева с самого начала была странной. Непонятным образом отталкивала от себя людей. В деревне ее не любили, но, может, проблема изначально была в ней самой? Может, люди, жившие с ней рядом шестнадцать лет, что-то, да разглядели? Армин не оправдывал жестоких подростков, но ведь и старики ненавидели Еву! И не потому, что она дочь алкоголички. Ее родного брата в деревне любили...

Шумный вдох оторвал Армина от размышлений. Подняв голову, он встретился с обезумевшим взглядом Офелии. Сидя на кровати с распахнутыми глазами, она все еще находилась вне сознания.

 

Саффир и Элина, присматривающие за детьми Армина и Офелии во время отсутствия Дориана и Роуз, разговаривали на кухне. Элина была взволнована.

— Меня беспокоит Карина, Сафф, — делилась она. — С ночи у нее жар. Никакие средства не помогают. Армина и Лии нет, Дориана тоже. Боюсь, что она серьезно заболела.

Не выспавшийся Саффир, стоя у плиты, качал головой.

— Как бы чего дурного не случилось в том мире, — сказал он. — Ночью вдруг прояснилась моя память. Я вспомнил Офелию и удивился, что по какой-то причине не помнил ее долгое время.

— Я тоже, — кивнула Элина.

— Скорее всего, произошло что-то важное, — продолжил Саффир. — Поэтому Армин вчера не вернулся.

— Но он должен был выпить зелье! Сейчас он в большой опасности.

Саффир горестно вздохнул.

— Хоть бы Дориан был рядом, — произнес он. — Не представляю, что делать с Кариной. О болезнях дампиров мне ничего не известно.

— Никому не известно, — мрачно сказала Элина. — Такие дети прежде не рождались. Только Армин сможет с этим разобраться.

— Как бы поздно не стало. И где его черти носят?..

Качая на руках хныкающую девочку, Элина мысленно молилась о скорейшем возвращении ее родителей.

 

Напряженные до предела пальцы сомкнулись на шее Армина. В глазах, чей цвет стал насыщеннее, появилась ярость. Лариса Ивановна, вскочив со стула, бросилась, было, к дочери, но Армин остановил ее одним резким движением.

— Отойдите от кровати, — велел он. Его голос прозвучал ровно и спокойно, несмотря на хватку, сомкнувшуюся на шее.

— Лия... — прошептала мать.

— Она не в себе, — сказал Армин. — Прошу вас, отойдите.

Лариса Ивановна отступила на несколько шагов назад. Полными ужаса глазами смотрела на Офелию. Никогда прежде она не видела столько злобы на ее лице. Тем временем Армин сконцентрировал взгляд на беспокойных глазах жены.

— Лия, отпусти меня, — спокойно произнес он. — Немедленно.

К удивлению матери, Офелия тут же разжала пальцы и опустила руку, хотя продолжила смотреть на Армина немигающим взглядом.

— Умница. — Он осторожно взял ее ладони в свои. — Надо поесть. Ты голодна?

Она ничего не ответила, но Лариса Ивановна увидела, как Армин, не сводя с жены взгляда, потянулся за бутылкой. Внезапно голова Офелии повернулась, и она увидела мать. Нос тут же почуял запах человека. В единую долю секунды Лия оказалась перед Ларисой Ивановной. С лица женщины от ужаса сошли все краски. Вжавшись в стену, она боялась моргнуть.

— Лия, дочка, это же я... — пробормотала она.

Хищные глаза плотоядно рассматривали ее. В какой-то миг они начали темнеть. Лариса Ивановна затаила дыхание, приготовившись к неизбежному, но вдруг Офелию резко рвануло назад, и перепуганная женщина увидела перед собой широкую спину в черной рубашке.



Aili Kraft

Отредактировано: 13.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться