Идеальная не семья

Размер шрифта: - +

Глава 2

Алиса Завьялова на секунду зажмурила пересохшие глаза и тут же об этом пожалела. Слёзы, набежавшие просто от рези, не захотели останавливаться и снова потекли нескончаемым потоком. Странно, откуда в человеке может взяться столько влаги? Она, кажется, без остановки плачет вот уже три дня – с того момента, как увидела безнадёжно неподвижного Бориса и поняла, что это действительно правда.

Неужели прошло всего три дня? Всего три дня назад всё ещё было, как обычно… Священник что-то сказал, и люди стали подходить прощаться. Алиса отстранённо наблюдала за хорошо отрежессированным процессом, даже не подумав, что ей положено быть первой. Вот Даниил Сташевский замер на пару мгновений у гроба, похлопал старого друга по руке. Вот Мирра, её с Борисом дочь, обняла, ненадолго прижалась лицом к лицу. Вот Лиза – наклонилась, привычно опустила ладонь ему на плечо и поцеловала в щёку… Они все обращаются с ним так, будто он ещё жив, с непонятным ужасом подумала Алиса. Будто не прощаются навсегда, а ободряют – вот, мол, старик, как получилось, но ты держись, случается!

- Алиса… - Сташевский тронул её за руку, кивнул на гроб.

- Я не могу, - неслышно выдавила Алиса, с трудом рождая непонятные, чужие звуки, больно царапающие горло.

Он всё понял, отошёл, что-то шепнул священнику, и тот заторопился, заговорил быстрее. Алиса снова закрыла глаза. Скорее бы. Уже даже не важно, что будет потом, только бы всё скорее закончилось!

- Даниил! - позвала она, когда все стали рассаживаться по машинам.

Вокруг застыли несколько любопытных, прислушиваясь к разговору. Алиса подошла ближе, понизила голос.

- Скажи – не для полиции, просто мне – это ты убил моего мужа?

- Алиса… - он растерянно оглянулся, бесцельно провёл рукой по голове. - Я всё понимаю. Но мы с Борисом по-настоящему дружили, и в работе… Я вообще не знаю, как теперь всё будет, без него…

Она посмотрела запавшими глазами, в которых теперь осталось только два цвета – чёрный и красный.

- Лучше бы это сделал ты…

***

Старший лейтенант Кузовков с тоской посмотрел по сторонам. Больше всего он не любил допрашивать родственников. Особенно сразу после похорон. Особенно таких, как эта вдова – сразу видно, страдает искренне, её бы сейчас оставить в покое, а тут он…

- Я не понимаю, чего вы хотите, - без выражения проговорила Алиса. - О делах мужа его секретарь знает больше, чем я. О друзьях и знакомых она тоже может рассказать. Или вам нужно моё алиби?

- Ну, что вы, - смущённо пробормотал Кузовков, не решаясь сейчас сказать, что это тоже пригодилось бы.

- Если нужно, оно у мамы есть, - прозвучал от двери такой же ровный, но гораздо более живой голос. - И у меня заодно.

Высокая, слишком худая и какая-то… он бы сказал, разболтанная девица неторопливо пересекла комнату, с удобством устроилась на диване, поджав под себя ноги.

- Мирра Борисовна Завьялова, лучше просто Мирра. Мам, ты иди, мы тут разберёмся, - повернулась она к Алисе. Без особой заботы и сочувствия, отметил старлей, просто… из целесообразности. От старшей Завьяловой сейчас толку мало, а хочется поскорее разобраться с полицией и самим подумать, как жить дальше.

Алиса с облегчением поднялась и побрела в спальню.

- Итак, - Мирра полувопросительно уставилась на лейтенанта.

- Раз уж вы затронули эту тему, давайте закончим с алиби, - предложил Кузовков, решив, что с этой можно не церемониться.

- Давайте, - пожала плечами Мирра. - Мы с мамой в тот день были в мамином клубе. Она с обеда, а я приехала часам к девяти. До этого была в институте, потом… у подруги, она сможет подтвердить. Но ведь отца убили позже, правда?

- Почему вы так думаете? - поинтересовался старлей.

Мирра снова передёрнула плечами.

- Ну, раз его убили на участке… Папа деспот, у него рабочие раньше восьми не сворачиваются. Хотя и платит он, конечно… Так вот, там до половины девятого наверняка ещё оставались люди, а езды оттуда до города – не меньше сорока минут.

Кузовков задумчиво кивнул. Всё так, но почему она вдруг занервничала? Принялась высчитывать минуты, что-то пояснять, хотя он не просил. Может, конечно, и правда старается помочь, но что-то мешало в это поверить. Насколько он разбирался в людях – а старший лейтенант считал, что прекрасно в них  разбирается! – она из тех, кто лишний раз бровью не поведёт, если этого не требуют их интересы. Значит, есть интерес…

Конечно, есть, одёрнул он себя. У человека убили отца. Родного, даже если вдруг не слишком любимого. Это шок, стресс, каждый в таких ситуациях держится по-разному. А она молодая девушка, которая первый раз имеет дело с полицией, но наверняка насмотрелась детективных сериалов, где сначала арестовывают первого попавшегося, а потом уже начинают разбираться - вот и нервничает.

- Скажите, Мирра Борисовна, а кто ещё проживает в доме?

- Ну, - она на секунду задумалась, будто вспоминая. - Мама, я с мужем, папина сестра… Ещё домработница.



Рада Мурашко

Отредактировано: 22.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: