Идеальная не семья

Размер шрифта: - +

Глава 5

Мирра протянула кондуктору деньги и снова отвернулась к окну. До института осталась одна остановка, а она так и не решила, сходить ей на пары или лучше проехать чуть дальше и урвать кусочек своего тайного счастья.

Двери снова раскрылись, впуская новый поток пассажиров. Мирра не двинулась с места – всё равно в такой толкучке она уже не успеет пробраться к выходу, так что, можно считать, всё решилось само собой. В конце концов, у неё уважительная причина, цинично подумала Мирра, она сейчас имеет право побыть в депрессии и не таскаться на долгие унылые лекции.

 Подчиняясь движению толпы, она выпала из душного троллейбуса под моросящий октябрьский дождь, не торопясь, раскрыла зонт. Мирра любила непогоду. И такую вот серую морось, и бурный ливень с ветром и грозой… Она с наслаждением вдохнула осенний холод и неторопливо пробрела по широкому тротуару, стараясь не столкнуться с кем-нибудь из спешащих нахмуренных людей. Подойдя к нужному зданию, осторожно огляделась, с рассеянным видом толкнула дверь.

- Мирра! - Алексей вскинул голову, радостно улыбнулся.

- Сташевской нету? - настороженно поинтересовалась Мирра, остановившись на пороге.

- Вроде бы нет, - он беспечно пожал плечами. - Всё равно она сюда не заходит, ты же знаешь.

- Ладно…

Она встряхнула зонт, рассыпая вокруг миллионы мелких брызг, небрежно бросила на спинку стула плащ.

- Я не нашла фотографии, - без всяких эмоций сообщила она, падая на мягкий низкий диванчик.

Алексей не сразу стёр с лица счастливую улыбку. Он не хотел и не мог сейчас думать о неприятностях. Сейчас, когда Мирра здесь, рядом с ним, и смотрит так обманчиво безмятежно, что кажется, будто это мгновение может замереть, и они так навсегда и останутся здесь и вместе. Он отошёл от мольберта, зачем-то выглянул в окно.

- Ты везде искала?

- Везде. В смысле, у отца в кабинете, но больше их точно нигде не может быть. Может, кто-то уже взял? Он бы их точно не выкинул!

- Мирра, давай на время уедем. Сташевская как раз выбирает, кого отправить в Америку на выставку. Я ей всё объясню, она нормальная…

- Что ты ей объяснишь?! - вскинулась Мирра, мигом растеряв свою обычную рассеянность и отстранённость. - Всё до конца? И через какое время, по-твоему, об этом узнает моя мать? И Денис, соответственно?! И полиция о том, что у меня были мотивы?! Давай, делайте ваши ставки!

- Ну, ладно, я просто подумал… - примирительно пробормотал Алексей, присаживаясь рядом и осторожно обнимая её тонкие острые колени. Она вся была тонкая, острая и почти бесплотная. Алексей иногда с трудом мог отогнать нелепую, мистическую мысль, что однажды она даже не уйдёт, а просто растает прямо в его руках. - Что ещё мы можем сделать?

- Ждать, - пожав плечами, сообщила она. - Всё равно меня никто не выпустит даже из города, пока идёт следствие. И потом, пока у меня есть шанс получить свои деньги, я никуда не побегу с пустыми руками.

- Тебе правда так хочется денег? - с непонятным сочувствием вздохнул Алексей.

- Не знаю, - она отвернулась и принялась разглядывать обивку. - Наверное, да. Или я просто не хочу, чтобы они достались кому-то другому. Обидно же!

- Но ты же теперь можешь уйти от мужа? - неуверенно попросил Алексей.- Всё равно уже ничего не изменится. Завещание написано…

- И брачный контракт тоже написан, - поморщилась Мирра. - И подписан. И вообще я останусь дома, пока не найдутся эти чёртовы фотографии. Если их кто-то обнаружит, я, по крайней мере, должна сразу узнать.

- Мирра! - с тоской протянул он. - Я тебя скоро озолочу. Честное слово! Тебе совсем не обязательно участвовать в этой грызне. Ты мне веришь?

Мирра прищурилась, с недоброй улыбкой посмотрела куда-то мимо него.

- Я знаю, - спокойно согласилась она. - Только не в этом дело…

Дело было в том, что она никогда никому не подчинялась. До некоторых пор окружающие, даже родители, об этом и не подозревали. Мирра любила учиться, много читала, шумные детские компании нагоняли на неё скуку, так что выбранный для неё родителями ритм жизни, состоящий из бесконечного цикла «дом – школа - дом», её вполне устраивал.

Когда мать захотела разнообразить этот круг танцевальным кружком, Мирра попыталась отказаться и раз и на всю жизнь поняла, что слова для людей не имеют никакого значения. Алиса хотела, чтобы её изящная, похожая на эльфа дочка танцевала, и была совершенно не готова признать, что у той могут быть другие желания. «Ты ещё маленькая», - аргументировала она отказ считаться с мнением дочери, и Мирра покорно поплелась в дом детского творчества.

Через месяц регулярных занятий она с тоской подсчитала, что в году пятьдесят две недели, а значит, сто четыре занятия танцами. Даже если допустить, что пару недель она проболеет, а некоторые дни окажутся праздничными, всё равно останется не меньше девяноста. А школьных лет впереди ещё очень много! Мирра пришла в ужас и, делая очередную растяжку, стиснула зубы и с размаха уселась на шпагат. Скорая увезла её с разрывом мышц, и Алиса стала ненавидеть танцы почти так же, как и её дочь.

Когда в пятнадцать лет она впервые захотела остаться ночевать у подруги, мать пришла в ужас и приказала к десяти быть дома. Мирра пришла без пяти десять, чинно выпила с родителями чая, пожелала спокойной ночи и ушла спать. Назавтра она не пришла домой после школы, телефон был выключен. Алиса рыдала, Борис попытался поднять на ноги милицию, но там только снисходительно усмехались  и объясняли, что «подростки, они такие» и что «нагуляется - вернётся». Мирра действительно вернулась. Вечером, к десяти часам.



Рада Мурашко

Отредактировано: 22.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: