Идеальная не семья

Размер шрифта: - +

Глава 7

Денис Василевский любил свою жену. Любил сильно и с первой встречи. С того вечера, как увидел её на какой-то унылой деловой вечеринке, которые так обожает его отец. Она смотрела, улыбалась и говорила что-то непонятное и красивое о жизни и бесконечности. Говорила не ему и не для него – просто нашла случайного слушателя, готового от скуки кивать в ответ на её сомнительно-философские сентенции. Тогда она показалась ему таинственной и загадочной. Впрочем, потом ничего не изменилось. Только вместо восхищения стало вызывать у него злость.

Раздражение появилось ещё до свадьбы, когда Мирра не перестала молчать и рассеянно улыбаться, явно постоянно думая о чём-то своём, когда она не побежала по магазинам выбирать свадебное платье, а только равнодушно кивнула, даже не глянув на раскрытую страницу проштудированного Алисой каталога, когда она после его непривычно позднего возвращения домой даже не поинтересовалась, где он был и безразлично пожала плечами в ответ на заготовленные объяснения…

Денис всегда считал, что красивые глубокомысленные фразы и загадочный томный вид нужны женщинам, чтобы произвести впечатление, чтобы очаровать и заманить. А потом, когда цель достигнута и свадьба на носу, все они со вздохом облегчения бросают эти глупости и начинают заниматься домом, мужем и детьми.

Мирра «глупости» не бросила. Она вообще не изменилась и не проявляла особого интереса ни к нему, ни к приближающейся свадьбе. Сначала Денис предположил, что это какие-то женские хитрости, целью которых, естественно, является желание подольше его интриговать и пробуждать интерес, но Мирра упорно не выходила из роли, и он в конце концов начал подозревать, что она не притворяется и ничего не демонстрирует.

Однако было уже поздно. Процесс был запущен, и в нём безжалостно бушевало чувство, которое он с уверенностью в собственной искренности называл любовью, и которое на самом деле было только азартом мальчишки, который ни за что не оставит в покое новую игрушку, пока не разломает окончательно и бесповоротно сложный механизм, пытаясь в нём разобраться.

Вместо того чтобы серьёзно задуматься о дальнейшей жизни и отменить всё, пока не поздно, Денис придумал брачный контракт, справедливо полагая, что деньги и всё, что они дают, привяжут к нему Мирру гораздо крепче, чем его болтовня о чувствах. Мирра подписала контракт на удивление легко, и он снова поверил, что она не настолько к нему равнодушна, как изображает. Поверил ненадолго – буквально на несколько секунд, пока не перехватил её слишком трезвый и насмешливый взгляд. Невеста прекрасно понимала весь ход его мыслей, но и до них ей не было никакого дела. Она поддалась, как взрослый поддаётся умилительно наивным хитростям ребёнка, про себя посмеиваясь над ними.

Всем знакомым и даже родственникам они казались счастливой и гармоничной парой. Казались, не прилагая к этому никаких усилий. Денис с детства привык скрывать эмоции и не давать повода для разговоров, а Мирра… Мирра как всегда молчала и рассеянно улыбалась, а это обычно принимают если не за счастье, то за абсолютную удовлетворённость жизнью.

Впрочем, наверное, она и была удовлетворена жизнью. Ещё бы не удовлетворена, она ведь всегда делала, что в голову взбредёт, совершенно с ним не считаясь. Она категорически отказалась брать его фамилию, совершенно не заботясь о чувствах жениха. Она решительно не захотела переезжать от родителей, и ему пришлось поселиться в просторном и уютном, но чужом доме. Она пропадала вечерами в материнском клубе, прячась то ли от него, то ли от чего-то гораздо более непреодолимого в душном тумане сигаретного дыма. Она уходила в свою собственную, подаренную отцом на совершеннолетие квартиру, уверяя, что ей «просто хочется побыть одной».

Денис перечитывал брачный контракт, смотрел на жену, несмотря на все документы, так и не ставшую полностью его, и чувствовал себя глубоко обманутым. Возможно, самим собой. Он подозревал Мирру во всём, что смог бы понять и объяснить, он даже следил за ней и с неожиданным раздражением понял, что в своей квартире она бывает действительно одна. И, скорее всего, занимается там чем-то совсем обычным. Например, пьёт чай или шампанское и смотрит телевизор.

Это его злило больше всего. Будто нельзя смотреть телевизор дома, рядом с ним! Он ругался и кричал, пытаясь спровоцировать жену на понятный, оправданный психологами и общественностью семейный скандал с обязательным последующим примирением. Мирра пожимала плечами и пыталась обойти его и выскользнуть из комнаты. Он хватал её за руки и с беспомощной яростью шипел – тихо, чтобы их никто не услышал:

- Ну что тебе ещё надо?! Что не так, ты можешь сказать?!

Мирра смотрела непонимающе, заставляя его чувствовать себя дураком, и снова пожимала плечами.

- Всё хорошо. Я не понимаю, почему я не могу побыть одна? Неужели тебе никогда не хочется?

Он попробовал осторожно, не выдавая своё полное бессилие, привлечь в союзники тёщу. Алиса говорила, что Мирре надо поскорее родить, и всё обязательно наладится. Мирра исправно пила противозачаточные таблетки, делая подобный совет невыполнимым. Она не хотела детей.

За три года брака Денис привык к странностям жены и даже стал относиться к ним спокойнее, уверившись, что всё равно она никуда от него не денется, а с возрастом угомонится, и будут у них, наконец, дети и собака, и совместные завтраки по воскресеньям, и походы в ресторан по субботам, в общем – всё как у всех.

И вот теперь Мирра – богатая наследница. Он ещё не представлял, что это значит и к чему приведёт, но смутно догадывался, что ничего хорошего ждать не стоит. Мирра уже давно решила и прозрачно намекала ему, что брак – вовсе не такая ничего не значащая формальность, как ей представлялось, и она была бы рада избавиться от этой обузы.



Рада Мурашко

Отредактировано: 22.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: