Идеальная не семья

Размер шрифта: - +

Глава 9

Следователь Антон Свиридов раздражённо постукивал карандашом по столу, в который раз бессмысленно перечитывая протокол допроса. Ничего.

- Ни-че-го, - вслух повторил он, отбивая ритм карандашом. – Никакой зацепки.

За час, пока длился допрос, София Горенкова, домработница Завьяловых, успела выложить свою подробнейшую биографию, рассказала о родителях и планах на жизнь, но ни слова не сказала о хозяевах. Нет, она послушно и подробно отвечала на все вопросы, перепуганно хлопая глазами, но никакой информации её ответы не несли.

Казалось, она искренне хочет помочь. Она с готовностью сыпала фразами, ещё не дослушав вопроса, подробно описала гастрономические пристрастия каждого члена семьи, их мелкие домашние привычки и пожелания насчёт уборки. Больше она ничего не знала.

Соня была счастлива, что попала в такой дом, к хорошим не скандальным хозяевам, и очень дорожила своей работой. Она никогда не подслушивала, не трогала чужих вещей, не интересовалась приходившими гостями и вообще не лезла не в свои дела.

- По-моему, она не такая дурочка, - заметил старший лейтенант Кузовков.

Свиридов вопросительно глянул на подчинённого и снова опустил глаза в протокол.

- Она специально тараторила всякую чушь, чтобы не сказать чего-то важного.

Свиридов усмехнулся.

- Миша, ей двадцать лет. Приехала из какой-то глуши и до сих пор боится лишний раз выйти на улицу. Ты же сам её видел, глазами хлопает и трясётся, как осиновый лист. Если бы она что-то знала, выложила бы ещё сразу после убийства.

Михаил с сомнением покачал головой. Невозможно, чтобы человек постоянно жил в доме и вообще ничего не знал о других его обитателях. Только если Завьяловы и между собой не слишком общались или всегда разговаривали только за закрытыми дверями. Но это полностью противоречит показаниям о счастливом дружном семействе, а все соседи и та же домработница отзывались о Завьяловых именно так. Да и даже в этом случае невозможно не заметить кто, когда и насколько уезжает, кто из посторонних часто бывает в доме. Горенкова уверяла, что ничего из этого не знает.

- Она точно не хотела что-то говорить, - упрямо повторил Кузовков. – Только интересно, что-то конкретное или просто боялась навредить хозяевам?

- У тебя все что-то знают, но молчат, - хмыкнул следователь. – Дочка, Сташевская, теперь вот домработница. Прям заговор какой-то. Ты бы начал уже интересоваться фактами, а не своими домыслами.

Старлей пожал плечами и промолчал. В таком настроении начальник явно не станет больше слушать никаких предположений.

***

Соня без стука влетела в комнату, опомнившись, попятилась и несколько раз ударила костяшками пальцев по дверному косяку.

- Миррочка Борисовна, я вернулась.

- Вижу, - Мирра невольно засмеялась, глядя на взъерошенную запыхавшуюся домработницу. – Дверь закрой и садись куда-нибудь.

Соня осторожно примостилась на краешке светло-бежевого кресла. Она всё ещё не привыкла сидеть на подобной мебели – изысканной, дорогой, красивой.

- Ну, как? – нетерпеливо поинтересовалась Мирра.

- Вроде ничего, - неуверенно отозвалась домработница. – Я ничего не сказала, Миррочка Борисовна, но они так странно спрашивали, про то, что вообще не важно. Про всяких ваших друзей, кто когда приходил, куда вы сами ходите, о чём разговариваете. Но я вообще ничего не сказала!

Мирра усмехнулась. Несмотря на непростую ситуацию, преданность Сони и готовность бездумно защищать хозяев её забавляла.

- Что ты отвечала?

- Всякую ерунду, - смутилась Соня. – Про себя, про то, что вы любите поесть… Ну и что больше я ничего не знаю.

- И следователь поверил?

- Не знаю… Ну да, наверное, раз отпустил. Ещё меня спрашивали, может, Борису Алексеевичу кто-нибудь угрожал или шантажировал. Я сказала, что не знаю.

- Правильно, - спокойно кивнула Мирра. – Тем более что ему никто не угрожал и никто его не шантажировал. Скорее просто хотел расстроить, и кто это был, сейчас не так уж и важно.

- Да, - Соня потерянно кивнула. – Только, Миррочка Борисовна, фотографии же так и не нашлись? Что будет, если про них потом узнают?

- Соня, - Мирра недовольно поморщилась. – Я сама разберусь. Ты в любом случае ничего не знаешь, ясно? Не забудь.

- Хорошо…

- И дома тут тоже никому ничего не сболтни. Сама знаешь, как сейчас всё запутано… Вообще лишний раз ни с кем ни о чём не разговаривай.

- Хорошо, - с готовностью повторила Соня.

- Можешь идти.

Соня растерянно шагнула к двери, вздохнула, собираясь ещё что-то сказать, но всё-таки промолчала. В любом случае, Мирра Борисовна знает, что делает, а её дело – подчиняться.

Соню не интересовало, как на самом деле обстоят дела, зачем нужно врать и не договаривать. Ей вполне хватило слов Мирры о том, что в семье сложилась непростая обстановка, и посторонним об этом знать совершенно незачем. Впрочем, та могла и этого не говорить – Соня действительно никогда не лезла не в свои дела и умела быть благодарной.



Рада Мурашко

Отредактировано: 22.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: