Идеальная не семья

Размер шрифта: - +

Глава 19

- Всё глухо, - мрачно сообщил Кузовков, заходя в кабинет. – Узнавал в службах такси, в тот вечер вообще никто не выезжал за город. Из района, где живут Завьяловы, было четыре вызова. Я поговорил с таксистом, ни Мирру, ни Глорию никто не опознал. Был в институте, где учится Завьялова и в академии у Белова – ни один из них не просил машину ни у кого из однокурсников. Близких друзей, к которым можно было бы обратиться, говорят, у них тоже нет. Можно, конечно, перебирать знакомых, но так мы год будем возиться, и всё равно про всех не узнаем. Может, ещё раз вызвать сюда Завьялову? Скажем, что кто-то видел её в районе стройки. Если она там правда была, может, проговорится. Жалко, что мне это вчера в голову не пришло – она так испугалась, точно бы всё выложила.

- Не суетись, Миш, - поморщился Свиридов. – Она сама приходила. Вот буквально только что ушла, минут десять назад. Ты её вчера действительно здорово напугал, так, что у бедолаги руки тряслись.

- Что она хотела? – с любопытством поинтересовался старший лейтенант.

- Принесла интересную папочку. У отца в кабинете нашла. На, посмотри.

Кузовков пролистал аккуратно сложенные бумаги и недоумевающе поднял глаза.

- Не понял…

- Я тоже сразу не понял, - довольно улыбнулся следователь. – А вот Завьялова уже вникла в семейный бизнес и быстро додумалась. Если всё действительно так, как она говорит, можно закрывать дело.

- Антон Викторович, так до чего додумалась? – переспросил Михаил.

Свиридов вздохнул с неожиданной грустью.

- Знаешь, Завьялов, наверное, действительно любил дочь. По крайней мере, он очень быстро и активно занялся её разводом. Чтобы обойтись без потерь, решил поискать какой-нибудь компромат на Василевского. Наверное, сначала думал просто обнаружить какую-нибудь любовницу на стороне и нейтрализовать их брачный контракт. Каким-то образом раздобыл у оператора связи распечатку его звонков за последнее время и узнал о работе собственной компании много нового.

Свиридов с удовольствием посмотрел на помощника, который нетерпеливо постукивал карандашом по столу, и демонстративно затянул паузу. Так можно было почувствовать себя гением или фокусником, который знает что-то, недоступное публике, и хоть немного отыграться за то ощущение досады, которое он испытывал во время разговора с Завьяловой.

Она снова была совершенно спокойной и бесстрастной, и излагала виртуозно слепленные воедино факты и догадки с едва заметным превосходством. Конечно, может быть ему это только показалось, и на самом деле она просто была довольна, что ей самой и её драгоценному Белову теперь ничего не угрожает. Однако всё равно Свиридов злился и нервничал, представляя, сколько ещё они могли бы провозиться с этим делом, если бы Мирра не стала так рьяно вникать в дела компании, и понимая, что она тоже наверняка об этом думает.

Тщательно собранные Борисом Завьяловым документы бесстрастно фиксировали трёхлетнюю историю доходов и расходов Дениса Германовича Василевского. Кроме зарплаты и процентов за заключённые сделки на счёт время от времени поступали довольно крупные суммы. Через несколько дней часть денег – значительно меньшая – отправлялась кому-то ещё. Как сообщила Завьялова, судя по заключённым договорам, именно в эти дни фирме должны были поставляться строительные материалы.

Распечатка телефонных разговоров за последний месяц с готовностью представляла диалог Василевского с неизвестным, которому он предлагал приобрести поставляемые им материалы. Тут же фиксировался другой разговор, уже о покупке точно такого же товара, только у какой-то неизвестной фирмы и за гораздо меньшие деньги.

- Ну, теперь ясно? – нетерпеливо уточнила Мирра, быстро и чётко выложив факты. – Он перепродавал нормальные качественные материалы, а нам подсовывал какую-то халтуру! Теперь понятно, почему три года назад рухнул потолок, и папе пришлось платить неустойку! Ни папа, ни Даниил ничего не поняли, только зря поувольняли людей. А Денис тогда как раз начал работать у своего отца. Наверное, заменил товар ещё до поставки, но поначалу на замену достал полную некондицию. Потом, видимо, как-то приспособился.

Свиридову пришлось признать, что в её рассказе есть и логика, и здравый смысл. А главное, у неё были доказательства. Первые материальные, подтверждённые факты, которые вообще появились в этом деле. И теперь многое другое обретало определённое значение – фраза домработницы о том, что в день убийства Василевский после работы зашёл домой буквально на несколько минут и тут же снова куда-то уехал, неопределённое время его появления в клубе…

- Одно не понимаю, - вслух подумал следователь. – Если Завьялов всё понял, почему он спокойно прогуливался с Василевским по стройке? Его же первый раз ударили по затылку, явно неожиданно.

- Вот у Василевского и спросим, - пожал плечами Кузовков. – Может, наврал чего-то или просил прощения.

- Да-да, - рассеянно кивнул Свиридов. – Бери людей и отправляйся за ним. Кстати, проверь-ка автомойки, он мог в какую-нибудь заехать после убийства. Машина наверняка была вся в грязи после той дороги.

***

Денис недоумевающе нахмурился и быстро глянул на следователя, тут же снова отведя глаза.

- Я не понимаю, - растерянно пробормотал он. – Какие звонки, какие счета? Это личная информация, вы в любом случае не можете её использовать… Её никто не имел права предоставлять, Завьялов просто всем заплатил! Я подам в суд!



Рада Мурашко

Отредактировано: 22.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: