Идеальная пара

Размер шрифта: - +

Глава 17.3

Приехал Дэвид, как и обещал, через полчаса. К тому времени, я уже была собрана. Перед встречей волновалась, хотя не понимала причину. Ведь, встречаться с парнем мне не впервые.

Взяла маленькую ярко-синюю сумочку, и положила в неё телефон. Затем спустилась к двери. Папа, как всегда, сидел в своём кабинете, Люк спал, а Кэт принимала ванну. Это и к лучшему. А то будут смотреть на нас с Дэвидом, словно мы уже поженились. А мне такого совсем не хотелось.

– Привет, ещё раз, – заулыбался парень, когда я открыла. Он был одет в чёрные джинсы и серую футболку. Ну, и хорошо, что не в костюм. Отлично. В ресторан мы не пойдём. Это к лучшему. Дэвид радостно улыбнулся, рассматривая мой наряд: – Холли, ты восхитительно выглядишь.

– Спасибо. Какие планы?

– Давай, сходим в кафе? Я уверен, ты голодная, – предложил Дэвид по пути к его машине. Когда мы подошли, парень открыл для меня дверь.

– Да, уже проголодалась. Ела ещё в обед, – усмехнулась, усаживаясь на сиденье. Почему-то сейчас чувствовала неловкость, находясь рядом с Дэвидом.

Он завёл мотор, и мы направились по улицам нашего городка. Парень на секунду оторвался от дороги и кинул быстрый взгляд на меня.

– Ты ведь знаешь, что еда в кафетерии, самая отвратительная? Девчонка из моего класса приносит свой обед, после того, как однажды в начальной школе отравилась кофе.

– Если ты хотел пошутить, то это не удалось, – вздохнула, затем добавила: – Но кофе действительно отвратительный.

– Согласен, – улыбнулся парень. Он притворно восхитился: – Вечно тёплый кофе, не идёт ни в какое сравнение. Тёплый, можно выпить за две секунды и пойти за добавкой.

Все в курсе, в школе горячий кофе бывает только у директора в кабинете, потому что его готовит секретарь. А ещё в учительской. Но в кафетерии – никогда!

Мы остановились возле круглосуточного «Gojos Cafe». Самое любимое место жителей города, так как здесь всегда открыто, а ещё потому, что тут американская кухня.

– Может, возьмём на вынос? Прогуляемся или в машине посидим, – предложила я, когда мы зашли внутрь. В нос ударило разнообразными ароматами еды. Желудок сразу дал о себе знать. В помещении кафе было уютно. Стены, покрашены оранжевым с различными рисунками. Столики, аккуратно расположены на расстоянии друг от друга, благодаря чему посетителям не приходилось толкаться, чтобы пройти.

– Картошку фри. Две порции. И две колы. С собой.

Дэвид сделал заказ, и мы сели за свободный столик в ожидании. Людей было много. В основном, студенты и школьники, которые работают после занятий. Все сидели компаниями. Возникло чувство, что никто даже не собирался учить «домашку». Мы с Дэвидом молча разглядывали посетителей и обстановку, пока не сообщили, что наш заказ готов.

На улице было не очень холодно, но если находиться долго, то можно замёрзнуть. Поэтому мы сели в машине. Там никто не помешает общаться. А поговорить нам было о чём.

– Дэвид, давно ты знаешь о том, что творится в «Последней надежде»? – начала я сразу, как приступили к ужину.

Парень подавился колой. Прокашлялся, и ответил:

– С пятнадцати лет. Наш класс ходил на экскурсию в больницу, и в тот день на меня перестала действовать их программа. Не знаю почему. Папа как-то спрашивал о том, что мы там видели, но после, больше не интересовался.

Ко мне закралась одна мысль. Возможно, его отец тоже знает о волшебных капсулах? Но в курсе ли Дэвид об этом или о сопротивлении?

– Тебе название «Глобальный катаклизм» говорит о чём-то?

– Нет. А что это? – поинтересовался, озадаченно глядя на меня.

– Уже не важно, – отмахнулась, продолжая есть.

Значит, Дэвид понятия не имел о сопротивлении. Не могла решить, хорошо это или плохо. Я молча жевала картошку фри. Не знала, что ещё спросить или сказать. Дэвид включил радио, и музыка тихо заиграла в колонках.

– Знаешь, могу ждать, хоть целую вечность, пока ты не решишься на серьёзные отношения, – неловко замялся парень. Его слова ввели в ступор.

– Это очень долго, – пробормотала, после того, как выпила колу.

Дэвид повернулся. Набравшись смелости, заговорил:

– Ты мне нравишься, Холли. И на это не влияет то, что Социум определил нас, как пару.

– Дэвид, – набрала в лёгкие воздуха, но не смогла подобрать слов. А что я должна на это ответить?

– Холли, я прекрасно понимаю, нельзя заставить себя чувствовать, – перебил парень, глядя перед собой, на парковку кафе. Крепко сжал пальцами руль. Я смотрела на Дэйва, и ощущала себя последней негодяйкой. Причиняла ему боль, тем, что не отвечаю на его чувства взаимностью. Но и заставить сердце полюбить, тоже не могла. Дэвид продолжал: – И то, что ты видела изнанку нашего мира, доказывает это. Ведь ты знаешь, как всё устроено. Естественно, первый порыв – сопротивляться.



Элен Черс

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться