Идеальная пара

Размер шрифта: - +

Глава 25.3

ХАНТЕР

Кажется, я слышал её голос и смех. А возможно, даже видел сияющую улыбку. Это единственное, что помогало держаться в непроглядной темноте. А потом послышался какой-то звук – мерный сигнал. Вместе с ним, и новые ощущения – в груди что-то сдавливало. Дышалось тяжело. А затем появился яркий болезненный свет.

– Он очнулся! – раздался возле уха чей-то голос. Знакомый. Кажется, Гейб.

– Где я? Что со мной? – попробовал выговорить я, но получилось нечто непонятное и режущее слух. В горле ужасно пересохло. Хотелось воды. Я снова рискнул открыть глаза. На этот раз более удачно.

– Ты на секретной базе сопротивления. Тебя ранили во время побега. Пуля прошла насквозь. Зацепила левое лёгкое. Повезло, что другие органы не пострадали, и мы вовремя реанимировали.

– Это. Опасно? – хрипло спросил у Гейба.

– Уже всё в порядке. Отлежишься. Подлечишься и месяца через три будешь, как новенький. Тогда и вернёшься домой.

– Не могу. Так долго, – я начал подниматься, но сил не было.

– Сможешь. Ты мне ещё нужен здесь. А с твоей девчонкой ничего не случится. Если любит, то подождёт.

Я вздохнул. Сил говорить не осталось.

– Ну вот, понимаешь, что я прав, – продолжил Гейб. – О! Кстати, все члены команды живы-здоровы. Если ты, конечно, интересуешься этим, – когда я кивнул, то он заговорил снова: – У каждого есть пулевые ранения, но не сильно серьёзные.

– Сколько я?..

– Ах, да. Уже прошло четыре дня. Тебе вкололи снотворное, чтобы организм восстанавливался быстрее.

– Здравствуй, Хантер, – к нам подошла женщина в белом халате. На вид ей не больше тридцати. Рыжие волосы собраны в конский хвост, а лицо усыпано веснушками. – Я доктор, Рейчел Эвайси. У тебя был пневмоторакс[1]. Это, когда в плевральной полости скапливается воздух или газы. Но уже всё хорошо. Можешь не беспокоиться. Тебе необходим покой. Ах, да! Сейчас принесу воды.

Рейчел ушла, оставив нас наедине с Гейбом.

– В сопротивлении много молодых, – я сделал вывод, исходя из собственных наблюдений.

– Так и есть. Молодёжь легче переманить на свою сторону. Но среди нас бывают люди разных возрастов.

Гейб поднялся и включил телевизор, который висел перед кроватью. В палате ничего не было, кроме больничной койки и одного стульчика.

– Посмотри лучше новости.

– Я заверяю вас, система по-прежнему работает. Всё остаётся. Как прежде, – сказал Эндрю Лим – представитель Центра обороны страны и защиты населения. Это был невысокого роста, лысый, мужчина. На вид ему около пятидесяти лет. Никогда не испытывал доверия к этому человеку, как, впрочем, и сейчас.

– Но ведь взорвали все шесть серверов, – заговорила ведущая новостей. – Там же хранилась вся информация!

– Не беспокойтесь, нет такой информации, которую нельзя восстановить.

Было видно, что Лим нервничает. Он сидел в студии, и постоянно поглядывал на часы. Или чего-то боялся, или куда-то спешил.

Затем начали показывать города страны. Кое-где было мирно, но в некоторых местах, таких как Чикаго и Бостон, поднялись мятежи. Одни, почувствовав свободу, решили, что не будут наказаны. Другие же, наоборот выступали против такого своеволия.

– Это только начало, – сообщил Гейб. – Вскоре мы доберёмся и до Совета Социума. Уже недолго осталось. Когда страна перейдёт в наше правление, то всё наладится. Не исключено, что некоторые люди будут противиться, но, в итоге сдадутся. Мы построим новый мир. Свободный. Ты сможешь любить свою девушку открыто. И никто не скажет, что это ненормально или болезнь. Выучишься, на кого пожелаешь, и работать будешь дворником, аптекарем или рок-звездой. Выбор не ограничен определёнными рамками.

– Звучит заманчиво, – протянул я. Хотелось верить, так и будет. Единственное, чего я желал, это быть с Холланд, и чтобы на нашем пути отсутствовали преграды. Ради всего, рискнул своей жизнью. И, пусть ещё несколько месяцев придётся пожить без Холли – это того стоило.

Пришла доктор Эвайси и протянула мне стакан с водой. У меня, на мгновение, возникло чувство, что нет ничего лучше, чем выпить воды. В горле стало мокро, и я прокашлялся, а потом спросил:

– А мой голос? Он вернётся в норму?

– Ой, совсем забыла, – заулыбалась Рейчел. Так она выглядела ещё моложе. – Голос восстановится. Я же твоя фанатка, то есть группы. Оставишь мне автограф?

Я засмеялся. А потом скривился от боли в грудной клетке.

– Ой, сейчас дам обезболивающее, – занервничала Рейчел. Затем выскочила из палаты, и буквально через тридцать секунд вернулась с таблеткой, и ещё одним стаканом воды. А потом попрощалась и вышла, ссылаясь на то, что нужно проверить остальных пациентов.

– А ты почему сидишь со мной вместо того, чтобы работать? – я поинтересовался у Гейба.



Элен Черс

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться