Идеальная пара

Размер шрифта: - +

Глава 26.1

ХОЛЛИ

Я находилась в моей спальне. Целыми днями лежала на кровати, и не хотела покидать своё убежище. Уже прошло больше недели, как узнала, что Хантера нет. И до сих пор надеялась, вдруг он позвонит мне. Но это не произошло. И не случится никогда...

Даже в моей комнате находилось много мелочей, напоминающих о парне. Футболка с логотипом группы, которую совсем недавно Хант подарил, была надета на мне. Казалось, что так я могу стать ближе, будто он обнимает меня невидимыми руками. Выходя в коридор, вспоминала, как мы столкнулись в тот субботний день у дверей в ванную. На кухне словно слышала его голос, когда сидели за столом. Мне всё время чудилось, будто он где-то совсем рядом, но не могу почувствовать его или прикоснуться.

Я часто плакала, ощущая острую душевную боль. Казалось, сердце вырвали из груди и остались только пустота, вина, злость и отчаяние. Иногда у меня возникали ужасные, пугающие мысли и чувства. Я всё время злилась, раздражалась и ненавидела себя за то, что по моей вине Хантера больше нет.

– Может, поешь хоть немного? – взволнованно спросил Дэвид. Он сидел рядом со мной и держал тарелку лазаньи.

– Я не хочу! Говорила же тебе! Не хочу! – закричала. По лицу парня было видно, он расстроен. Но меня данный факт не заботил. Хотелось одиночества, чтобы оставили в покое. Неужели так сложно это понять?

Дэвид перебрался жить к нам. В стране творились непостижимые вещи, поэтому он уехал из пустого дома. Его родители были вынуждены остаться в квартире в Чикаго, так как боялись бунтов.

Парень поставил тарелку на тумбочку возле изголовья кровати и посмотрел на меня с тревогой:

– Я всё понимаю, Холли. Но видеть тебя такой... Это выше моих сил! Думаешь, он... Хантер хотел бы, чтобы ты страдала? Твоя депрессия меня убивает. Я хочу помочь. Просто позволь мне это.

– Я люблю его! Ты же понимаешь?! Никогда не смогу ответить тебе взаимностью. Почему ты хочешь помочь? Ты для меня всегда будешь только другом, – я сказала отчаянно. Возможно, слова задели Дэвида. Хотелось причинить кому-то боль, чтобы они почувствовали каково мне.

– Хочу помочь, потому, что не могу бросить всё, как есть. Пусть для тебя навсегда останусь только другом. Несмотря на это, я буду любить тебя!

Я села на кровати, и обняла парня. Независимо от моих слов, криков и сопротивления, Дэвид продолжал меня поддерживать. Он единственный знал, что со мной на самом деле происходит. Близкие думали, моя депрессия из-за творящегося в стране.

– Давай, ты спустишься на кухню? Поговоришь с папой и Кэт. Они за тебя переживают, а ты закрылась в себе, и никого близко не подпускаешь.

Я кивнула.

– Хорошо, – Дэвид отстранился, вытер с моих щёк слёзы, а потом поцеловал в лоб. – Идём вместе.

Мы вышли из комнаты. Парень обнимал меня за плечи, пока спускались по ступенькам. Я постаралась сделать не такую кислую мину, как обычно, но не была уверена, что получилось. Кэт хлопотала на кухне. Она не сразу заметила наш приход. Но, когда увидела меня, то улыбнулась.

– Хочешь что-нибудь поесть? Или может чаю? – предложила она.

– Чай, – тихо ответила ей.

Кэт сразу принялась метаться по комнате, чтобы предоставить мне желаемое, ведь обычно я от всего предложенного отказывалась.

На кухню зашёл папа. Он обеспокоенно взглянул на меня, но ничего мне говорить не стал.

– Люк смотрит мультики. Просил, чтобы ты пришла минут через двадцать. Хочет прочитать книгу с тобой, – папа разговаривал с Кэт совсем иначе. Или же мне так казалось из-за того, что теперь знала об их отношениях.

– Сразу покормлю Холли. Может, и ты, Дэвид, чая хочешь? – парень кивнул, и Кэт повернулась к папе: – А ты, дорогой?

– С удовольствием, – улыбнулся он.

Я ещё не привыкла к их открытой любви. Они, узнав, что система рушится, перестали притворяться дома. До этого всё же старались общаться, как и прежде, сдержанно и дружелюбно. Я не обращала на них внимания, это их дело. Понимала, мне не стать счастливой, как они. Без Хантера не видела будущее.

– Ты чего опять загрустила? – тихо прошептал Дэвид на ушко.

Я еле сдерживала слёзы. Стоило только вспомнить о Хантере, и контролировать эмоции становилось тяжелее. Мне было трудно дышать, поэтому закрыла глаза, и досчитала до десяти. Понимала, что нужно учиться жить без любимого. Но как это сделать? Как отказаться от любви, забыть того, без кого не сможешь жить?

Мы выпили чай. Я смогла съесть несколько печенюшек и одну конфету. Затем Кэт пошла к Люку читать книжку, а мы с Дэвидом и папой включили телевизор в гостиной.

По новостям говорили, что многие большие города восстали против власти. Повсюду рейды задерживали, по их мнению, «отклонённых» и запирали в «Последнюю надежду». Из уст представителей Социума ситуация выглядела, как будто они помогают людям. Но я знала, что это всего лишь отчаянные попытки спастись самим. Словно их крик перед тем, как пойти ко дну.

В Уокигане пока всё было тихо и мирно. Но мы знали, что долго так не продержится. Рано или поздно и у нас начнётся переворот. Поэтому люди запасались едой и всем необходимым, чтобы переждать дома.



Элен Черс

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться