Идеальный блеф (книга 2)

Размер шрифта: - +

Глава 19

- Спасибо, - Меган сидела на диване, подобрав под себя колени и, облокотив голову о свою руку, смотрела на Алекса.
- За что? – поднял он свой взгляд, медленно сбегая с лестницы.
- За то, что поговорил с ним.
- С кем? - Её губы тронула легкая улыбка, и он тоже улыбнулся. - Я понимаю, что ты давно уже обо всем догадалась, потому что только такой придурок, как я, мог ходить за пивом больше двух часов, а потом умудриться вернуться без него, - она улыбнулась шире, и он продолжил. – Я просто не хочу, чтобы ты благодарила меня за такие вещи, - сказал он, присаживаясь на краешек дивана рядом с ней. - Я сделал это не для того, чтобы ты посмотрела на меня как-то по-особенному.
- А для чего? - еле слышно спросила она.
- Просто я вспомнил себя в семнадцать, и понял, что парень потерялся, - ответил Алекс, чувствуя, что этот мальчик сильно запал ему в душу. - Мне захотелось ему помочь.
- Митчелл очень его любил, - сказала Меган, опуская свои глаза вниз, - но он никогда не показывал ему свою любовь. Просто считал, что Джерри будет лучше расти без его наставлений и как можно дальше от него самого. Поэтому сегодня ему нужен был кто-то вроде тебя. Кто-то, кто смог бы хотя бы ненадолго побыть его отцом.
- Почему он так думал? – спросил Алекс. – Что Джерри будет лучше без него?
- После смерти Карли очень многое в их жизни поменялось, - Меган ощутила холодок на своих пальцах, но решила его проигнорировать. -  Митчелл начал много пить, а Джерри практически сразу забросил учебу. Ты не представляешь, какой он был талантливый, - её губы растянулись в печальной полуулыбке, - Карли возлагала на него большие надежды. Но когда её не стало, Митчелл понял, что не сможет воспитать Джерри так, как этого хотела бы его жена.
- Лучше было оставить мальчика на воспитание улицам? – возмутился Алекс.
- Митчелл прекрасно понимал, чем обернется его вмешательство, - сказала она, качая головой. – И я тоже. Джерри стал бы агрессивным, его было бы очень легко подмять под себя, он чувствовал бы, что все его бросили, и захотел бы в корни изменить свою жизнь. Этого для своего сына он никогда не хотел. - Я рад, что ты решила его усыновить, - тихо сказал он.
Меган кинула быстрый взгляд на второй этаж, на дверь, за которой сейчас спал Джерри, и улыбнулась.
- Эта идея уже приходила мне в голову, но я не решалась сделать первый шаг. Только сегодня, увидев, что он ушел, я поняла, что могу его потерять – а этого я желаю меньше всего на свете.
- Тебе необходимо поспать, как ты смотришь на это? - сказал он, вставая, и протягивая ей свои руки.
- Думаю, что я даже достаточно устала для того, чтобы лечь в постель, - её губы тронула улыбка, и она вытянула свои руки вперед, позволив себе ухватиться за его пальцы. Он потянул её с дивана, но не рассчитал силу, потому что она упала ему на грудь, прижавшись к нему всем своим телом. Он на мгновение закрыл глаза, вдыхая аромат кокоса, исходивший от её волос, и ощутил, как задрожало тело в его руках. Он почувствовал, как его сердце забилось сильнее, и как участился пульс, и понял, что должен уходить как можно скорее. На свежий воздух. В бар. В гостиницу. Куда угодно. Но только подальше отсюда. Когда он попытался осторожно отстраниться, она обхватила его плечи своими руками и подняла на него свои голубые глаза. Он не смог оторвать от них своего взгляда, потому что ему казалось, что она смотрит глубоко внутрь него. – Да, - тихо произнесла Меган.
- Что? – так же шепотом спросил он, все ещё находясь где-то не здесь.
- Тот вопрос, который ты задал мне в больнице, - начала она, переводя взгляд на его губы. - Мой ответ да.
- А какой вопрос я задал тебе в больнице? – произнес он еле слышно, обнимая её за талию.
Её брови тут же взлетели вверх.
- Ты шутишь? Ты что, в самом деле, не помнишь, о чем меня спросил?
- Не помню, - ответил он, - может быть, скажешь мне, что за вопрос это был?
Глаза Меган в одно мгновение сузились, и она выставила свои ладони вперед.
- Что за вопрос, значит? Сказать тебе? Знаешь, кто ты после этого? – она начала отбиваться, пытаясь вырваться из кольца его рук. - Ты самый неотесанный, грубый и неромантичный параноик из всех, кого я только встречала!
Он тут же рассмеялся.
- А многих неромантичных параноиков ты встречала?
- Ни одного! – вспылила она, заставляя его развеселиться ещё больше. - Да с тобой никто не смог бы соперничать!
- Меган…
- Перестань смеяться! Я тебя ненавижу, слышишь? Я ненавижу тебя, Александр Миллер! И отпусти меня уже, черт возьми!
- Ты позволишь мне сказать?
- Думаешь, после всего этого у тебя ещё есть какие-то права что-то говорить?! Ну уж нет, я знаешь ли…
Алекс лишь закатил глаза, в очередной раз понимая, что обычными способами эту девушку просто не остановить, а затем сильнее притянул её к себе и поцеловал. Он знал, что Меган не ожидала почувствовать его губы на своих, и готовился к тому, что она начнет отбиваться и вырываться, но её руки лишь обвили его шею, а её тело сильнее прижалось к его. Из её горла вырвался едва различимый стон, и она ответила на его поцелуй. Её губы были мягкие и по вкусу напоминали ему сочные лесные ягоды, оторваться от которых было практически невозможно. Его руки блуждали по её спине, пока он проникал своим языком все глубже в её рот, а её пальцы в одно мгновение и с ловким изяществом проникли ему под футболку. Он почувствовал дрожь по всему телу, когда она коснулась его обнаженной кожи, но сдержал стон, который мог окончательно его погубить. Их поцелуй становился все горячее, и он ясно ощущал, что начинает терять над собой контроль. Запах её кожи сводил его с ума, заставляя забывать о том, где они и что могут натворить, поддавшись первобытной необузданной страсти. Он резко отстранился от неё, неожиданно прервав поцелуй, а затем заглянул в её глаза.
- Прости, - проронил он немного сбившимся дыханием, - но по-другому тебя было просто не заставить замолчать.
- Боже, Миллер, - улыбнулась она, - просто заткнись, - и снова прильнула к его губам. На этот раз он почти что зарычал, напрочь забывая о том, что такое самообладание. Руки Алекса подхватили её за ягодицы, и она обвила ногами его талию, позволяя нести себя туда, куда он только пожелает. Он направился в сторону двери, а затем толкнул её плечом, после чего она легко отворилась. Спасибо тебе, Господи за то, что оставил её приоткрытой! Алекс вошел внутрь и развернулся, осторожно пнув дверь ногой и заставляя её захлопнуться, после чего положил Меган на кровать, удобно устраиваясь сверху. Её руки в два счета стянули с него футболку, а он так же ловко избавил её от майки и спортивных штанов, оставив в прекрасном комплекте нижнего белья. Меган нетерпеливо стащила с него джинсы, но когда её руки потянулись к последней вещичке на его теле, он перехватил их и отрицательно покачал головой.
- Не сейчас, - хрипло сказал он.
- Если ты снова захотел пошутить, то выбрал весьма неудачное время, - она снова потянулась к его боксерам, но он лишь улыбнулся, прислоняя её руки к своим губам и поочередно целуя каждый пальчик.
- Я говорю серьезно.
- Алекс, какого черта ты творишь?!
- Терпение, - медленно сказал он, опуская свои губы на её живот. Он почувствовал, как она дернулась и мгновенно задрожала. Её кожа была горячей и обжигала словно вулканическая лава, но он не боялся, что она могла причинить ему боль и лишь продолжал целовать её, продвигаясь вверх по разгоряченному телу. Когда он добрался до её шеи, Меган тихонько выдохнула, отворачивая лицо в сторону и открывая ему свою ключицу. Его руки скользнули под её спину, и она интуитивно выгнулась, позволяя ему быстро нащупать застежку лифчика и отбросить его в сторону. Он осторожно наклонился, добираясь своими губами до нежной кожи на её груди, и Меган застонала, когда он коснулся губами её затвердевшего соска.
- Алекс… - он знал, каких усилий ей стоило произнести его имя, потому что дрожь в её голосе говорила сама за себя. Его пальцы медленно продвигались вниз по её бедрам, пока губы целовали наколенную до предела кожу. Он так же быстро стянул с неё маленькие трусики, обнажив последнее, что преграждало ему дорогу, и Меган приподнялась, позволяя ему отбросить в сторону и эту бесполезную вещицу. Он понимал, что мучил её, но совершенно ничего не мог с этим поделать: он хотел наслаждаться ею медленно, потому что не знал, что с ними обоими будет на утро, и как они оба захотят жить после всего, что произойдет этой ночью. Вот почему так драгоценна для него была каждая минута, дарившая им обоим что-то новое, неизведанное и такое необходимое.
Алекс играл с её телом, посасывал и покусывал её соски, заставляя Меган выгибаться под его умелыми губами, и переплетая её пальцы со своими. Он ощущал, как её тело просит, и видел, как она с силой кусает губы, стараясь терпеть, потому что он её попросил. Но когда его рот добрался до её заветного местечка, она громко застонала, с дрожью приподнимая свое обессиленное тело.
- Алекс, пожалуйста… я не могу…
- Я не хочу, чтобы после стольких лет ожидания это случилось за пару минут, - тихо сказал он. – Прошу тебя, потерпи ещё немного.
- Чертов негодяй, - дрожащим голосом прошептала она, - напомни мне, чтобы сразу после этой невероятной ночи я тебя возненавидела, - её фраза заставила Алекса глухо рассмеяться.
- Хорошо, детка, я напомню. Правда, что-то мне подсказывает, что тебе захочется совсем другого, - его палец надавил на чувствительный холмик, а затем проник внутрь, заставив Меган практически задохнуться.
- Я уже тебя ненавижу.
- Черт тебя дери, Меган Палмер, ты не даешь мне сосредоточиться! – он уже смеялся во все горло, но это не мешало ему заставлять её тело биться в конвульсиях, потому что его палец все ещё находился внутри неё.
- Если ты сейчас же не соберешься, клянусь, я убью тебя, - без тени сарказма сказала она, пока он заставлял её задыхаться сильнее, проникая все глубже внутрь. – Я буду делать это так медленно, чтобы ты мучился и просто умолял чертового дьявола утащить тебя прямо в ад!
Алекс рассмеялся прямо ей в рот, смакуя каждую секунду, проведенную рядом с Меган, а затем легонько прикусил её губу, заставляя стон из её горла вырваться с новой силой.
- Я заберу тебя с собой, - прошептал он, на мгновение заставив её ощутить пустоту, после чего одним резким движением вошел в неё, побуждая Меган вскрикнуть от неожиданности. Он мог бы поклясться, что спит, но, черт возьми, это была самая настоящая реальность, и он на самом деле находился внутри этой женщины! Она приняла его со всей готовностью, распахнув перед ним все двери, и это был самый ценный дар, который она смогла ему преподнести. Одной рукой она коснулась его крепкой груди, а другой обхватила голову, со всей силой и нежностью цепляясь за его волосы. Он целовал её, пока она улыбалась ему в губы, а затем медленно задвигался, заставляя её застонать от удовольствия. Она пыталась ловить ртом воздух, в то время, как её глаза горели невыносимым огнем, и позволила своим рукам скользнуть вниз, до боли сжимая пальцами простынь. Он то ускорял, то снова замедлял свой ритм, одновременно мучая её и вознося на самый верх, заставляя выкрикивать его имя. Его толчки становились жестче и чаще, и он понимал, что женщина под ним из последних сил цеплялась за частичку оставшегося самообладания, стараясь не закричать слишком громко.
Она была такая же, как и пять лет назад, он ощущал это сейчас, находясь в ней и заставляя её тело  извиваться под его прикосновениями. В ней совершенно ничего не изменилось, и он мог бы поспорить с самим Сатаной, что она все ещё что-то к нему испытывала. Её губы все так же ласково шептали его имя, сердце замирало, а пульс учащался, и он точно знал, что виной тому был не просто секс, не обычная физика, а что-то намного большее.
Когда он сделал последний рывок, заставляя её достигнуть самой высшей точки блаженства, она приглушенно вскрикнула, чувственно и со всей присущей ей мягкостью прикусывая его плечо. Он покрывал поцелуями её тело, шею, лицо, а затем легко коснулся губами её губ, позволяя её рукам обхватить его голову и притянуть к себе. Он нежно поцеловал её в каждое опущенное веко, пока она пыталась восстановить сбившееся дыхание, а затем перекатился на бок, обнимая её за ещё дрожащие от недавнего взрыва плечи. Он ощутил, как она осторожно развернулась, тесно прижимаясь к его груди, и чуть заметно коснулся губами влажных волос, укрывая её обнаженное тело от ночной прохлады.
Она даже не догадывалась, как много дала ему сегодня, и как много позволила понять. Женщина, которую он до сих пор любил сильнее жизни, только что снова доверила ему себя, забыв обо всех прошлых обидах и перечеркивая те события, которые когда-то заставили её сделать выбор, больно ударивший по ним обоим. Может быть, эта ночь почти ничего для неё не значила, но она даже не представляла, что заставила его почувствовать себя кем-то очень важным в её жизни, кем-то, кто занимал особое место в её сердце и в её душе.



Мартьянова Ксения

Отредактировано: 18.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться