Идеальный слуга

Размер шрифта: - +

Глава 3. Страшная история с хвостиком

Внемли, о дитя! Этой трагической саге, этой страшной истории с хвостиком тысяча лет!

Л. Кэрролл «Алиса в Стране Чудес»

 

Итогом сотрудничества с Итаном стала добрая сотня снимков. Черт его знает, как это у него получалось, но фотографии были экспрессивными, контрастными и яркими. Они цепляли взгляд и приковывали внимание.

 - Полоснуть тебя поверх старых шрамов, что ли… - рассеянно пробормотала я, склонившись над экранчиком фотоаппарата.

Женщина на снимке небрежно придерживала взметнувшиеся из-за сильного ветра волосы, и в ее отстраненном лице было что-то не от мира сего. Зеленоватые тени деревьев и блики на водной глади пруда добавляли изображению какую-то зловещую глубину, и я засмотрелась – а потому не сразу обратила внимание, что тишина стала какой-то напряженной.

Итан машинально потирал левую половину груди, отвернувшись. Тонкая ткань футболки под грубой кожей куртки сминалась все сильнее с каждым движением. Итан не пытался ни протестовать, ни горячо поддерживать идею, и если это я еще могла как-то понять, то вот молчание в мои представления о русалочьем вдовце не вписывалось.

 - Разве кто-то из вас может? – спросил Итан прежде, чем я сумела подобрать правильные слова. – Стать хозяйкой тому, кто уже помечен навкой? – говорил он спокойно, но злосчастная футболка уже просилась под утюг.

 - Ты это с надеждой или с ужасом? – скептически уточнила я. – Забрать тебя от покойной навки может только та, кто окажется сильнее ее. Сколько лет твоя хозяйка была мертва?

 - Не знаю. – Итан взъерошил себе волосы на макушке и напряженно ухмыльнулся. – Она меня не для разговоров выбрала.

Такая постановка вопроса отчего-то царапнула, но тут я покойную навку понимала. Итан, чего греха таить, притягивал женские взгляды. Еще он делал отличные снимки и оперативно решал поставленные задачи, но в топ самых приятных собеседников я бы его включила разве что следующей строкой после тех типов, которые бросили меня в Уфимку со связанными руками.

 - Мне показалось, что Инна Молога тебе симпатизирует, - осторожно заметила я. – Если тебе что-то нужно…

 - Не нужно, - отрезал Итан и замолчал.

Но я уже насторожилась, вспоминая, как Инна отреагировала на него, обнаружив у входной двери. Приоткрытые губы, загоревшийся взгляд, непроизвольный прогиб в пояснице, когда она подалась вперед, увидев визитера… справедливости ради, Итан ей не просто нравился. Мужчин, на которых так смотрят, завоевывают и прибирают к рукам даже быстрее, чем те начнут понимать, кто тут на самом деле ведет охоту и на кого.

Но Инна оставила его ждать в коридоре, как приблудного пса, а мне запретила ему помогать. И теперь в ее решениях мне чудилась горькая обида отверженной женщины.

Только вот мы не просто женщины. Чтобы отвергнуть навку, поставившую себе цель заполучить конкретного мужчину, нужно иметь в покровителях кого-то сильнее, старше и злее нее.

 - А давно Инна здесь во главе? – поинтересовалась я прежде, чем задумалась о тактичности своего вопроса.

 - С полгода, - криво ухмыльнулся Итан, убрав, наконец, руку от груди.

Я прикусила язык, подспудно догадываясь, что тема упокоенной хозяйки для Итана куда болезненней, чем он старается показать. Но отбросить эти мысли было куда сложнее.

Как вышло, что старейшая навка Соколиной Горы мало того что приезжая, так еще и заняла место ушедшей, древней и сильной? Будь Инна Молога мертва дольше, чем хозяйка Итана, она запросто смогла бы нанести на него свои метки, и сейчас он не насмешничал бы надо мной, а смиренно служил новой госпоже. Однако вот же он, с очередной бутылкой минералки, чтоб ей пусто было!

Куда подевались все древние заложные покойники Соколиной Горы? Я не слышала ни о ком, кроме берегини у Яузы и заводского таласыма, да и про тех не была уверена, что они местные. А еще этот неизвестный колдун и новомодные гомункулы в человеческий рост…

 - Плюй прицельно, горлышко узкое, - посоветовал Итан, не дожидаясь, пока я вынырну из своих размышлений самостоятельно.

 - В следующий раз добудь воронку, - капризно потребовала я, но плеваться, разумеется, не стала – просто взяла бутылку в руки и сосредоточилась.

Навки, увы, не ядовиты. Мы просто мертвы, и дыхание нави сопровождает нас повсюду – только пожелай, и оно вырвется в явь, окрашивая ее болотной тиной и гнилью, неся с собой разложение и тени. Куда сложнее держать смерть в узде, нежели давать ей дорогу; но тех, кто слишком часто дает слабину, забирает навь.

Поэтому я сунула помутневшую бутылку обратно Итану, вытерла тыльной стороной кисти холодную испарину со лба и твердо пообещала себе, что ближайшие несколько дней ни с какой мистикой связываться не стану. Пока что мне хватало дел и без нее.

 - Можешь ловить вороненка, - щедро позволила я, поймав скептический взгляд Итана. – В сказках действенность воды обычно проверяют на птенцах, разорвав их на куски и сложив заново, но тут я точно пас.

 - В сказках птенцов поливают мертвой водой, чтобы куски срослись, а потом окропляют живой водой, - блеснул эрудицией Итан, хозяйственно запихивая бутылку куда-то за пазуху. – А ее я уже полгода ни у кого не могу выманить, хоть ты и в самом деле воронят лови.



Елена Ахметова

Отредактировано: 30.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться