Идеальный слуга

Размер шрифта: - +

Глава 4. Дело труба

План, что и говорить, был превосходный; простой и ясный, лучше не придумать. Недостаток у него был только один: было совершенно неизвестно, как привести его в исполнение.

Л. Кэрролл «Алиса в Стране Чудес»

 

Карина выслушала меня внимательно, с добрым-добрым понимающим лицом опытного психиатра. «Да что вы, голубушка? Как интересно!»

Под конец доклада я чувствовала себя так, словно мне и впрямь не помешало бы обратиться к специалисту соответствующего профиля, но все равно упрямо закончила рассказ, хотя уже догадывалась, что услышу в ответ.

 - Я ставила перед тобой другую задачу, - предсказуемо напомнила Карина, стоило мне умолкнуть. – Ты должна была расспросить об этих новых гомункулах, связаться с колдуном, который их делает, и, по возможности, выяснить, чего ему это стоит. На основании твоих наблюдений будет принято решение, допустимо ли применение гомункулов на градообразующих предприятиях Уфы. И заниматься тебе полагалось колдуном и публикациями, а не дилетантским расследованием с уклоном в мистику!

Выслушивать нотации от навки, которую не устраивает мистика, мне ещё не приходилось, но я только дернула уголками рта, скрывая ироничную усмешку, и упрямо заметила:

 - Но древняя нежить действительно куда-то пропала. И всем будто бы и дела нет...

Карина на экране моноблока устало закатила глаза.

 - Конечно, нет, ты же до сих пор общалась только с приезжей навкой! С чего бы ей интересоваться демографическим составом московской нежити – из любопытства, что ли? Не все привыкли, как ты, совать свой нос везде, где он пролезает! Кроме того, с чего ты взяла, что нежить пропадает? На основании опроса одного человека и одной навки в одном разнесчастном районе? В столице, осмелюсь напомнить, только по официальным данным больше двенадцати миллионов проживающих! Не рановато ли ты начала обобщать?

Я проглотила напрашивающийся протест и нахмурилась. В словах Карины – возмутительно! – был смысл.

 - Хорошо. Я попробую отыскать другие пруды с утопленниками и расспрошу… - я осеклась. На этот раз Карина не стала демонстративно закатывать глаза – просто вздохнула так устало и безнадежно, что мне стало совестно. – Заодно будет повод обновить инстаграм. Меня уже спрашивали, как мне Москва, - вот и покажу как. А над поисками колдуна я уже работаю.

Карина тотчас отбросила маску вечной старшей сестры, вынужденной нести ответственность за всех безголовых младших, и заметно оживилась:

 - Новая публикация – прелесть, кстати. Переманивай своего фотографа в Уфу, он нам ещё пригодится.

Я вспомнила, как «мой фотограф» ржал, прочитав вдохновленное письмо колдуну, и обреченно поморщилась. Чтобы соблазнить Итана на переезд, понадобилось бы что-то получше смазливой мордашки – например, пара тонн какого-нибудь кошмарного пережженного кофе, чтобы горчить на кончике языка начинало от одного запаха… впрочем, даже тогда этот мужлан черта с два оставит свою обожаемую кофейню.

 - Он меченый, - привела я наиболее адекватный аргумент.

 - Тоже мне, проблема, - фыркнула Карина, пренебрежительно поведя округлым плечом. – Ты же сама сказала, что его хозяйка упокоилась. Какая ему разница? Вернуться к нормальной жизни он все равно сможет не раньше, чем заработает амнезию.

Меньше всего Итан напоминал человека, стремящегося состариться в окружении внуков в собственном домике где-нибудь в идиллическом Подмосковье, - даже если опустить тот момент, что для начала ему пришлось бы найти женщину, готовую его терпеть. Я здорово подозревала, что искать такую следовало бы где-нибудь в буддийском монастыре на вершинах Тибета или, на худой конец, выбрать из числа готовящихся в святые великомученицы.

«Нос в цветы и улыбайся, чтоб тебя!», видите ли!

 - Не тот случай, - округло сформулировала я. – Лучше просто заготовлю фотографии для публикации с запасом, а потом найду нового в Уфе.

 - У парня отличное чувство вкуса, найти ему замену будет сложновато, - с разочарованием откликнулась Карина. – Но как знаешь. И, ради всего святого, найди уже этого колдуна, пока Курултай меня не сожрал!

 - Хотела бы я на это посмотреть, - пробормотала я.

Карина выразительно изогнула безупречную бровь.

 - Что-что?

 - Приложу все усилия! – с энтузиазмом стажера в международной фирме пообещала я и отключилась, откинувшись на спинку кресла.

Карина была права, как ни крути. Поддержание популяции московской нечисти не входило в круг моих обязанностей; мне вполне хватало и регулярных танцев над бездной в попытках сбалансировать интересы нежити и людей в родной Уфе. Но отчего-то я не могла просто закрыть глаза и заняться своим делом. Мне все вспоминался ровный, даже несколько флегматичный голос Итана, рассказывающего о том, как его покровительница однажды просто ушла из дома и не вернулась, - и его искаженное лицо в зеркале новехонького лифта элитной высотки.

Он ведь даже не понимал, насколько это из ряда вон для навки – бросить своего мужчину. Мы мертвы – но от живого мужчины можем родить живых детей; только вот я лично до сих пор не представляла, насколько нужно быть влюбленной и очарованной, чтобы решиться на такое. Дыхание нави не оставляло нас ни на секунду. Счастливая семейная жизнь могла продлиться несколько лет, если повезет – даже пару-тройку десятилетий… но что потом? Русалочий муж состарится, дети вырастут – а навка останется неизменной. Разве что станет все больше времени проводить на берегу.



Елена Ахметова

Отредактировано: 30.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться