Идеалы

Размер шрифта: - +

Идеалы

Долго же он тут сидит, думал бармен. Лицо печальное, точно философские мысли изъели разум насквозь. Видал он таких, умудрённых жизнью людей. Неопредёленный возраст, неопределённый род занятий, неопределённые планы на будущее. Много таких, всех и не сосчитать, но они приносят хорошую прибыль, так что грех было жаловаться. Только этот почему-то не пьёт, смотрит в стойку, словно читает что-то.
- Бармен, виски мне, - наконец подал голос неизвестный. Бармен плеснул янтарного в стакан, поставил перед ним. – И бутылку оставь. Ночь будет долгой.
Спорить не стал, поставил сосуд рядом с посетителем. Тот залпом опустошил стакан и подвинул бутылку к себе.
- Работа? – сочувственно спросил бармен.
- Да, будь она неладна! – Теперь злится, значит, угадал.
- С людьми работаете?
- Верно метишь, парень, - вздохнул посетитель, доставая купюру из складок кожаной куртки. – Хватит?
- Вполне. Что, не повысили?
- Повысили.
Бармен задумался.
- Начальство задрало?
- Наоборот, не нарадуется. – Парень плотно приложился к виски, словно к минералке мрачным субботним утром. Даже не морщится. – Лучшим работником объявили. Хотят в руководители провести, вне очереди.
Странно, подумал бармен. Все люди как люди, отдыхают, веселятся, снимают девчонок за соседними столиками, а этот чернуху разводит. Не порядок. Что ж, поможем парню, чем сможем.
- Витя, - сказал бармен, протягивая клиенту руку.
- Белиал, к Вашим услугам. – Еще один псих. А рука железная, клещи, а не ладонь, того и гляди раздавит.
- Будем знакомы. Так в чем проблема, Белиал? Девушка бросила?
- Вы сама тактичность, молодой человек, - усмехнулся посетитель, делая еще пару глотков. – Нет, с этим все в норме. Клиенты задрали, просто сил никаких.
- Например?
- Да, понимаешь… - Тоска в глазах гостя просто лилась через край, того и гляди заплачет. – Работа у меня странная, специфичная. Даю людям свободу.
- Это как? – удивился Витя.
- Ну вот смотри. – Белиал взял со стойки салфетку, достал ручку, начал что-то рисовать. - Скажем, есть у тебя в жизни такой человек, что на тебя все время давит. Унижает, оскорбляет – не суть, в общем, всячески мешает тебе раскрыться. И тут прихожу я.
- Киллер, что ли? – усмехнулся бармен.
- Не-е, я действую тоньше. Я даю людям силу. Позволяю делать то, что им хочется.
- И как, получается?
- А то! И вот уже они свободны, творят, что вздумается, и гуляют сами по себе. Контракт подписан, зарплата капает, все счастливы. Ну, какое-то время.
- А что потом?
- Все по плану. Я возвращаюсь, забираю долг, отношу его боссу и гуляю до следующего клиента.
- Так разве это плохо? – удивился бармен. – Многие всю жизнь пашут как кони, чтобы и зарплата капала, и начальство холило и лелеяло.
- Знал бы ты, парень, сколько я пахал, чтобы все это заработать. Но ведь от работы надо получать удовольствие. А вот его как раз с гулькин хрен.
- И в чём проблема?
Белиал огляделся, взял стакан и наполнил его наполовину. Протянул Вите.
- Не-не, брат, начальство увидит, затрахают до посинения.
- Не парься, договорюсь с начальством, они у меня в друзьях. Пей, легче понимание пойдет.
Бармен поразмыслил, стоит ли. Парень, конечно, выглядит солидно, этакий бизнесмен средней руки, но сможет ли… А, хрен с ним! Бармен на манер гостя пригубил горюче-смазочный материал, прокашлялся, закусил горсткой арахиса. Виски мгновенно ударил в голову, панорама бара слегка помутилась. Белиал закончил рисовать, бармен взглянул на салфетку. Красные чернила плыли, извивались, кажется, что-то шептали. Надо бы проверить поставщиков, подумал Витя, травим посетителей какой-то сивухой, уже галюны пошли…
Бармен поднял слегка осоловевший взгляд на собутыльника и чуть не ахнул. Плыла не только салфетка. Половина посетителей заметно преобразилась, сквозь небрежно накинутый гламур пробивались едва заметные рога, наманикюреные руки блистали матовыми когтями. А Белиал так вообще покраснел, из-под верхней губы торчали острые клыки.
И через секунду морок спал, словно ничего и не было.
- Как вы это пьете? – выдохнул Виталий, налив себе воды, чтобы хоть чем-то разбавить плескавшуюся в желудке магму.
- Весело, да? – усмехнулся гость. – Это все мои коллеги, черт бы их побрал. Молодец, выдержал. А теперь о работе, верно?
Теперь Белиал ухмылялся, но как-то сочувственно, словно извиняясь перед Витей за то, что показал ему за стаканом ячменного самогона.
- Клиенты… Вот получили они свободу, распоряжаются ей как хотят, но все с одним условием – верным служением идеалам нашего босса. Или оставляешь душу в залог.
- Не понял…
- Не перебивай. Так вот служат люди этим идеалам со всей своей свободой, дней так пять, а потом начисто забывают обо всём. Недавно решил помочь одной девчонке. Музыкантка. Красавица, умница, душа мягкая-мягкая, прям мечта! Жила- она –была со своим парнем, тоже музыкантом. Скотина, стоит признать, редкостная. Все время давил её интеллектом. Мол, я такой прекрасный, учусь на пятерки, создам свою группу, выведу нас к вершинам ну и так далее. И как-то раз рассобачились они зверски, разбрелись по своим углам. Я тогда в отпуске был, но дёрнул ж корявый меня за ногу, решил себя сверхурочными побаловать. Пришел по знакомству на репетицию их группы. Скверная группка, но не суть. Разговорился с ней, выслушал… Вон, кстати, она.
Белиал небрежно махнул рукой на столик у выхода. За ним сидели три парня неопрятной наружности, о чем-то громко смеялись. И та самая девушка. Блондинка, глаза скрыты за широкими очками, на голове непонятного цвета капюшон. Девочка вяло поддерживает разговор, дергается, словно чесотка замучила.
- Лада её зовут. Поговорил, решил поступить как лучше, заключить с ней контракт. Всё чин чином,  подпись, товар, как положено. Рассталась она со своим хахалем, смелости оказалось в ней немерено. Уж чего-чего, а от неё я такого не ожидал. Служила она нашим идеалам ровно неделю. Потом пошло хуже. Оказалось, что этот упырь был тем якорем, что держал её от полного безумия. Начала гулять в сомнительных кампаниях, баловалась спиртным, потом дурью. Короче, сторчалась до основания. Не пошла ей свобода на пользу, как не крути. И самая печаль, она не одна такая.
Виталия начал пробирать ужас. Слишком уж психоделично это все выглядело. Парень с дьявольским именем жалуется ему на работу, то и дело накатывают галлюцинации…
- Хренова куча народу в этом грёбаном мире поступает точно так же. И я ничего не могу с этим поделать. Эх, твою мать, я худший личный дьявол на свете…
Когда бармен очнулся, бутылка уже была пуста, а гость куда-то исчез. Рядом с разрисованной салфеткой лежала еще одна, уже с запиской.
«Спасибо тебе, друг, что выслушал. Нечасто приходится раскрываться пред людьми подобным образом. Хотелось поболтать еще, но, боюсь, у меня итак слишком мало свободного времени. Сохрани Печать, чую, она тебе может пригодиться. И никому ни слова, ладно? Ты же не хочешь прослыть сумасшедшим среди этого сонного сброда. Если понадоблюсь, ты поймешь, как меня найти. Удачи.
P.S: Вызови полицию. Лада с дружками малость расшалились, не хотелось бы, чтоб у тебя появились неприятности».
Виталию жутко не хотелось отрывать взгляд от письма. Он уже не знал, чего ему ждать в этот злосчастный день. Он уже успел пожалеть о своей учтивости, что редко ходил в церковь, что вообще родился на белый свет, но делать было нечего.
На полу перед стойкой в багровой луже лежало семь трупов. Бармен не выдержал.
Его вырвало, и он упал без сознания, не замечая, как алая жидкость медленно течёт ему под рубашку.



Александр Черногоров

Отредактировано: 28.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться