Иди ко мне

Размер шрифта: - +

Волчье сердце не болит, волчье сердце воет

Ich warte hier

Don't die before I do

 

Я жду тебя здесь

Только не умирай раньше меня!

 

Приехал как-то раз в одну захолустную деревеньку автомобиль, древняя таратайка, дверцы ржавые, номера заляпанные, тряслась и звенела от первого и последнего винтика.

Остановилась эта телега на холме над деревней, откуда прекрасно были видны покосившиеся домики, запущенные поля и лес. Из машины вышел молодой парень и посмотрел вниз жадно, будто на месте жалкой деревеньки видел что-то грандиозное и сказал сам себе:

“Вот здесь и начну”.

Парня звали Васей Орловым и он задумал стать предпринимателем и начать с того, чтобы построить тут ферму.

Но не так-то просто оказалось двинуть что-то в такой дали от больших городов. Люди здесь были ленивы, от жизни ничего не ждали. На расписываемые Василием радужные перспективы чиновники позевывали, а в лучшем случае говори: “Хорошо бы. Но не здесь, Вася, не здесь”.

А Вася-то знал, что только здесь! Ему был от бога дан хороший взгляд, золотые места он издалека чуял, и, как удачно совпало, что здесь еще никто ничего не построил!

Но как Вася ни пытался, ничего он не добился. Приходилось уезжать и начинать все сначала где-то в другом месте, хоть сердце у него ныло, ужасно не хотелось все бросать.

Тем вечером рассказал Василий все старушке, у которой снимал комнату. Внимательно выслушала она все его разговоры про проценты и прибыль, про перспективы, да жалобы на то, что любая идея здесь тонет, как в болоте. Выговорившись, Вася совсем сник, а старушка вдруг сказала ему:

— Ты, хоть и чужой, но хороший человек, сразу видно, хочется мне тебе помочь. Я знаю к кому тебе нужно за советом обратиться, без нее в этих краях ни одно дело важное не делается. Сумеешь ее уговорить и все у тебя само собою получится.

Вася уши-то и навострил, он думал, что все про здешних начальников знает, а была оказывается еще какая-то сила, которая им всем указом была, которую он из виду упустил.

— А кто она такая? — спросил он тут же, — жена чья-то или любовница?

— Ничья он не жена, упаси тебя такое ей сказать, — замахала руками старушка, — она куда старше и важнее всех твоих чинушей. Они про нее ничего не знают, а она про всех все ведает.

— Кто же она?

— Ведьма, Вася. Но ты ее так не называй, она же женщина, может и обидеться.

Ничего не понял Василий. Как это ведьма?

— Вы так шутите?

— Глупый ты. Я тебе помочь пытаюсь, а ты заладил, шутите-шутите, — рассердилась старушка, — так и уезжай ни с чем, если слушать не хочешь.

— Нет, постойте! — взмолился Василий, — Расскажите! Если уж идти, то до конца, я по-другому не умею.

— Вот и слушай внимательно, и не перебивай. Пойдешь утром на опушку лесную и постучишь по большой ели, что стоит у тропинки. А потом иди, прямо и прямо и все по елям постукивай. Сам увидишь, что будет.

***

Утром Вася сел в машину и поехал по дороге прочь от деревни, будто бы уезжал. Потом он свернул и проселочной дорогой доехал до лесной опушки в двух километрах от деревни, оставил там машину и пошел вдоль деревьев.

Он опасался, что старушка над ним подшутила и теперь вся деревня высыпет посмотреть как дурак ходит по елям стучит.

Но когда он дошел до большой ели, вокруг не было ни души. Вася несколько раз огляделся, плюнул от смущения и дважды стукнул по сухому дереву. Снова огляделся, убедился, что и впрямь никто за ним не следил, и зашагал вглубь леса.

Шел Вася долго, стуча по каждому еловому стволу, которые уводили его все глубже в чащу. И что-то так глубоко он задумался, пока шел, что когда раздался совсем рядом женский голос, он едва язык свой не проглотил от неожиданности.

— Что стучишь, мальчик? Потерялся?

Вася оглянулся, но никого не увидел, только деревья да кусты.

— Ты где? — сказал он, крутя головой.

— Так ты еще и слепенький? Здесь я, — ответил голос и Вася увидел ее у ели в трех шагах от себя, будто она и в самом деле все это время здесь стояла, а он ее не замечал.

Хоть и не заметить такую было бы трудно! Высокая и стройная, как деревце, кожа белая, а длинные темные волосы спускались ниже поясницы, укрывая ее плечи и спину как плащ. Ведьма была одета в длинную белую рубашку, а ноги ее оставались босы.

Была она чудо как хороша собой, но Василию от ее взгляда стало сильно не по себе. Она смотрела не как человек, а как кто-то совсем человеку чужой.

— У тебя дело ко мне, Василий Иванович? — спросила она. Ему подумалось, что она смеется над ним, но ему было все равно. Чутьем своим, Василий чувствовал исходящую от нее силу. Права была старушка, только она все здесь и решала, только от нее все зависело, теперь он очень хорошо это знал.

Собрался Вася с мыслями и, как мог коротко, изложил ей свое дело. Никогда он еще не был так немногословен говоря о делах, но он знал что никакими льстивыми речами и фантазиями удивить ее не удастся.

Она выслушала его довольно равнодушно, Василий и не ожидал, что она кивнет и скажет:

— Пускай. У тебя есть мое согласие. Строй на этой земле, обогащай ее, никто не станет чинить тебе препятствий. Но за это ты выслушай мой совет и запомни его.

Ведьма посмотрела ему в глаза и будто бы через них коснулась самой его души, которая сжалась под ее холодным нечеловеческим взглядом.

— Смотри в оба, Василий Иванович. Незнакомкам с темным глазом двери не открывай. Второй раз не женись. Если ослушаешься, то приведешь ко мне своего первенца, так и запомни. Беги теперь, Вася. Свободен.



Юлия Цезарь

Отредактировано: 19.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться