Идущая к солнцу

Размер шрифта: - +

2.2

Ощутив слабость в коленях, Кристина изо всех сил схватилась за ручку двери. Два разъяренных льва, окажись она с ними в клетке, не испугали бы так, как эти слова. Если минуту назад еще теплилась надежда на то, что Виктор одумается, извинится и нежно обнимет ее, как обычно у них бывало после горячих ссор и пререканий, то сейчас все иллюзии развеялись. Расставание стало неизбежным.

– Значит, без денег я тебе не интересна?

– Ты чертовски проницательна!

– Ты меня оскорбляешь!

– Я сказал то, что думаю. Выходи замуж, устраивай свою жизнь, а я буду устраивать свою. И давай наконец поставим точку.

Ничего не осталось в ней в эту минуту от датских предков. О холодном спокойствии и сдержанности не шло даже речи: каждое слово Виктора, сказанное равнодушным тоном, причиняло боль, подобно удару хлыста. Пальцы, сжимавшие дверную ручку, онемели настолько, что в кончиках появилось покалывание. Сдерживаясь из последних сил, она уговаривала себя успокоиться, чтобы достойно уйти. Но с языка сорвалось:

– Мерзавец! Это тебе еще аукнется!

Окатив его презрительным взглядом, девушка выскочила из спальни, с шумом захлопнув дверь.

Кто-то из соседей с любопытством выглянул из своей комнаты, но чужие пересуды не имели значения. Она шла, как ей казалось, уверенно и гордо, словно предательство Виктора совсем не задело ее.

Только на улице смогла расслабиться и дать волю слезам. Слишком много пришлось пережить за этот день. Еще утром она мечтала о пышной свадьбе с любимым и о домике на острове, а теперь оказалась брошенной и почти нищей. К ногам прихлынула такая слабость, что она смогла идти, только держась за холодную стену дома. Открыла дверцу машины, подняла голову и посмотрела на небо. Затянутое тяжелыми серыми тучами, оно низко нависало над ней. Холодный ветер пронизывал насквозь. Кристина быстро села в салон и завела мотор.

Некоторое время сидела молча, опустив голову на руль. Мысли пламенем обжигали сознание. Как могла она так ошибиться? Почему не видела, что за человек был рядом? Зачем поверила ему?

Еще раз, словно прощаясь, взглянула на дом, где жил Виктор, и нажала на газ.

Она еще не успела войти в квартиру, как до нее донеслись звуки скандала.

– Ты не можешь так поступить! – возмущалась Ольга, мама Кристины. – Как она будет жить с человеком, которого не любит?

– Ты не понимаешь, этот брак – наш последний шанс! Если мы не породнимся со Ставицкими, то останемся без крыши над головой. Вся недвижимость пойдет на уплату долгов!

Кристина тихонько сбросила туфли, повесила пальто и на цыпочках подкралась к родительской спальне. Через щель разглядела стройную фигуру матери, сидящей на кровати, и гордый силуэт отца, стоящего к двери спиной.

– Оля, у нас серьезные проблемы! – в голосе Артура послышалось беспокойство. – Меня могут посадить в тюрьму!

– А брак с человеком, которого ненавидишь всей душой, – это разве не тюрьма?

– Потом, когда все наладится, я помогу ей оформить развод. Но сейчас… Мы оказались в сложном положении. Эту проблему нельзя решить иначе, пойми!

Кристина услышала глубокий вздох. У матери было тяжело на сердце.

– Ты же знаешь, как нелегко мне все далось! – Артур опустился на постель и обнял жену за плечи. – Я не могу жить без своего дела. Я вложил в него столько сил и денег не для того, чтобы спокойно смотреть, как все разваливается. Если есть шанс спасти бизнес, то я спасу его, чего бы это ни стоило!

– Да, ты на все готов ради своего бизнеса… – не выдержала Ольга. – А на родную дочь тебе наплевать! Никого не жалеешь и делаешь больно тем, кто тебя любит! – Она достала из сумочки салфетку и вытерла взмокшее от слез лицо. – Я всегда знала, что карьера для тебя превыше всего, – продолжила дрогнувшим голосом, – но не думала, что ради нее ты готов пожертвовать счастьем дочери!

Кристина, от злости сжимавшая кулаки, вдруг почувствовала нестерпимую боль. Взглянула на ладони и увидела кровь: от волнения даже не заметила, как ногти впились в кожу.

Она толкнула дверь и бесцеремонно вошла в спальню.

– Хватит ссориться, я уже все решила!

Ольга схватила Артура за локоть и бросила на дочь тревожный взгляд.

– Я согласна выйти замуж за Бронислава, – с мнимым спокойствием сказала Кристина, хотя в душе появилось чувство, будто она только что собственноручно затянула веревку на своей шее.

– Ты делаешь ошибку! – воскликнула мама, с трудом сдерживая волнение. – Не нужно жертвовать собой. Мы сами решим эту проблему, правда? – Она умоляюще взглянула на мужа, но тот молчал. – Скажи хоть что-нибудь! – сжала его руку.

Артур бесстрастно посмотрел на нее, затем перевел взгляд на Кристину и кивнул на стул:

– Присядь.

Но она стояла как вкопанная, глядя в пол.

– Присядь!



Татьяна Купор

Отредактировано: 20.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться