Иеремия Симпсон. Ловец человеков.

11

Свои первые трофейные кредиты начинающий ценный сотрудник СИБ империи Аратан получил совершенно случайно. Случайно, однако к любой случайности нужно быть готовым. Конечно, получил он не один, а пополам со своим напарником, Ламинусом. Впрочем, тот считал, что новичкам везёт и этот куш свалился как раз благодаря именно Иеремии. А дело было так:

Ламинус и его напарник Иеремия возвращались с рутинного патрулирования района парковой зоны первого космического лифта. Лифта на планете было два и занимали они очень большую территорию, в которую входили посадочный стол, здания служб обеспечения, склады, парковки, гостиницы, общепит. Огромная инфраструктура, обслуживающая большой пассажиропоток и поток товаров, двигающихся в оба направления. Парковая зона лифта – довольно обширный район, и он скорее относится к зоне безопасности самого лифта. Там нельзя проживать, вести строительство или ещё какую деятельность. Там и гулять то не рекомендуется во избежание. Там даже туризм, приносящий планете некоторый доход, под прямым запретом. Лифт – объект повышенной опасности, к тому же режимный. Если случится техногенная катастрофа и с орбиты начнёт падать мусор, то падать он будет в парк. Деревья и животинку конечно жалко, зато жизни разумных будут в безопасности. Ещё одна причина – токсичность использования. И парковая зона довольно успешно борется с выхлопами и минимизирует урон экологии в планетном масштабе. Патрулирование этой зоны как правило тихое, грабить там практически некого. Но и в любом правиле случается исключение.

Одним из таких исключений является полигон. На окраине парковой зоны находится небольшой полигон, а по сути - свалка отслужившего своё космического барахла. Утилизировать космический хлам, состоявший из отслужившей своё или попавшей в аварию техники не дёшево, а за захламление космического пространства патрульные выписывают зверские штрафы. Вот и спускают это барахло оптом на планету и паркуют навечно. Рядом с полигоном работает небольшой заводик, который утилизирует потихоньку накопившееся, давая заработать владельцу на продаже получившегося вторсырья и толпе мусорщиков, которые роются в железках и свинчивают всё, что ещё имеет ресурс и может быть использовано и продано. При этом куча маргиналов шастает по полигону в надежде быстро скрутить и продать хоть что-то ценное в обход владельца завода и официальных мусорщиков. Да и бог бы с ними, не жалко. Население самозанято и власти спокойны. Но! Некоторые неосознанные личности начинают строить из мусора и прочего хлама себе жильё и склады в парковой зоне. А вот это уже было категорически запрещено. А другие антисоциальные элементы ещё повадились грабить первых. Что тоже не поощрялось. Вот эти две категории аборигенов и гоняли патрульные в этом районе по разнарядке.

В тот день, когда Иеремия, уже отслуживший месяц и его напарник Ламинус заступили на очередное дежурство и случился казус. Крупная банда, называвшая себя «Гезаты» перевозила награбленное в свой склад для последующей реализации оптом и в розницу. Собрали они приличный конвой из пары челноков крепких, но не новых. Погрузили все, что было нажито непосильным трудом и лихим разбоем. Посадили стрелков в каждый челнок, а то вокруг шастают любители лёгкой наживы, сами таких по утрам в зеркале пугаются. И не сказав никому ни слова, по крайней мере, по замыслу главарей, тронулись в путь.

К сожалению, концепция повального молчания не сработала. Вторая банда, называвшая себя «А-5», как потом рассказал Ламинус напарнику, происхождение названия есть самая охраняемая история в банде, узнала день и час отправки конвоя. Узнала – пол дела. Главари «К-5» решили реализовать тезис неизвестного здесь политического деятеля с планеты Земля: «Грабь награбленное». Незнание автора тезиса не помешало им заполучить информацию для планирования свое операции и в нужное время бойцы были на исходной позиции, вооружённые и жаждущие дармовщинки.

Чтоб не соблазнять конкурентов, доставка была назначена на тёмное время суток. Инертность мышления и слабое, как полагали главари «Гезаты», оснащение конкурентов заставили их принять неверное решение. Два тридцатиметровых атмосферных челнока, окрашенные в жёлтый и синий цвета банды и лёгкий, трёхместный флаер сопровождения, который перекрасить не успели, отправились со своим дорогим грузом на исходе ночи. Пилоты решили не дразнить планетарный контроль и летели на уровне крон леса, благо аппаратура позволяла такой пилотаж с некоторыми осложнениями в виде низкой скорости. Засада расположилась на подлёте к городской черте, где жилых домиков практически небыло, зато полно складских пакгаузов. Когда охрана и пилоты несколько расслабились и перестали ожидать неприятностей, всё и случилось. Дряхлая грузовая платформа, которую подшаманили только для одного единственного рывка, была набита тяжёлым мусором, обломками бетонных плит, баками с водой и песком. Бандиты «К-5» разогнали её по кругу и направили в головной челнок, протаранив его почти в лобовом столкновении. Низкая скорость челнока, ползущего над кронами деревьев позволила точно прицелиться даже таким снарядом, как старая антигравитационная платформа с аэродинамикой низко летящего ёжика. Второй пилот был связан управляющей сетью с первым и не успел, ввиду малого расстояния, перехватить управление челнока и разминуться или затормозить. В итоге – первый челнок получил таранный удар перегруженной платформы в лоб и поцелуй от коллеги в корму. Увернулись только бойцы на челноке, которые были сами по себе и летели чуть выше конвоя. Затормозивший конвой стали расстреливать с земли и челноки за пару минут потеряли свои движки и упали на землю. Бойцы «К - 5» расстреляли выползающих из подбитых челноков противников с упоением и задором. Челноки упали с небольшой высоты, так что товар пострадал мало, но самим челнокам был конец. Без дорогого ремонта взлететь им было не суждено. Охрана на флаере продержалась чуть дольше. Несмотря на отчаянное маневрирование, скорость они так и не набрали, и тоже были сбиты кинжальным огнём из станкового игломёта, который принесли с собой запасливые нападающие. Опытный оператор исполосовал длинными очередями порхающий флает до состояния дуршлака вместе с пилотом и парой стрелков. После чего флаер ухнул грудой металла на землю и запылал.



Малик Маркин

Отредактировано: 06.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться