Игнис. Неоконченная война

Размер шрифта: - +

Глава 12

Лира не была настолько беспомощна, как считал ее муж. Как только кэб, поглощенный метелью, скрылся из виду, она расправила плечи и прижала сложенные ладошки к сердцу. В тот же миг, поток ярких белых ниточек вырвавшейся из-под ног женщины, принялся услужливо прочищать им путь к дому. Словно бы, пара мужичков поработала лопатой за порцию горячего супа и кружку пенного пива. Юноша от удивления и восторга не мог проронить ни слова. Только смотрел во все глаза на мать, и не узнавал в ней ту, что столько лет заботилась о нем.

- Бур! Мальчик мой! Только папе ни слова! – Ее глаза святились радостью. Такой счастливой, он ее еще ни разу не видел. – Он запретил мне пользоваться магией. Говорит, что возраст уже не тот. А мне всего-то 47 лет. Для мага это ничто, знаешь сам. Сила она не исчисляется годами. И порой так трудно удержаться. Посмотри! Метель стихает. Может, пройдем по саду? – белые нити послушно расчищали дорожки, предоставляя им возможность комфортно ходить по аллее.

- Ну, ты…Мам, я не знаю, что и сказать. И давно ты так практикуешься, в тайне от отца? Знаешь, это было круто! – Он обнял мать, и они начали свой вечерний променад.  – И расскажи-ка мне, что еще я о тебе не знаю? Чем ты меня еще удивишь?

- Я - Витаки! Ты разве не в курсе, что все женщины – ведьмы! 

Искорки в глазах миссис Морис разгорались с такой же силой, с которой росло любопытство и восхищение ее сына. Она отстранилась от Амбурилона и отошла на несколько шагов назад. Повернувшись спиной, чтобы азарт молодого человека не мешал ей концентрироваться, Лира подняла вверх руки. Одна ладонь была зажата в кулак, а другая смотрела в небо. С пальцев рванула вверх почти осязаемая магия. Белые искры вспыхивали и рассыпались фейерверком, а маму с сыном, словно куполом накрыли тысячи маленьких светящихся точек. Не касаясь земли, они собирались в ручейки, и у ног женщины поднимались восхитительным грациозным фонтаном, отрывая ее от земли.

В этот момент она была счастлива, как бывает, счастлива мать, видя восхищение и даже некое благоговение своего ребенка. Ее сын был преисполнен чувством гордости. Гордости за нее! А меж тем, фонтан светился всеми цветами радуги. Потоки энергии бурлили горной рекой, только без соответствующего ей шумного клокотания.  Эти переливания были настолько тихими, даже можно сказать бесшумными - если закрыть глаза, то можно слышать лишь подпевающий ветер. Зрелище было завораживающим, но недолгим. Женщина начертила мизинцем правой руки в воздухе странный узор, и белые нити - ручейки вернулись обратно к владелице. Лишь легкое, едва заметное мерцание воздуха вокруг нее было следствием применения силы.

Она повернулась, и всё еще улыбаясь сама себе, подошла к юноше.

- Ну как тебе?

- Мам, ты такая! Дай-ка я угадаю, папа влюбился в тебя, когда ты вот так колдовала? Да? - Юноша не находил слов, чтобы описать все эмоции переполняющие его в этот момент. - Ты просто божественна! И знаешь, что я тебе скажу? Не будь ты моей матерью, я бы увел тебя от отца!

Направляясь к дому, они смеялись, словно дети. Оба были счастливы сближению. Оба гордились друг другом. И казалось, ничего не может разрушить их тихую семейную идиллию. Но лишь переступив порог родного дома, Лира вспомнила, что ее беспокоило весь вечер. Мать попросила сына не задерживаться в комнате, и как можно быстрее прийти к ней на кухню. Ей нужно рассказать что-то очень важное. И это очень срочно.

В ожидании молодого человека, она заварила чай с листьями лимонника, дабы помочь организму восстановить силы после "показательного выступления" . Что ни говори, а Кир оказался прав. Он всегда прав! После смерти Нестора, своего первенца, у нее была энергетическая перегрузка, и резерв резко сократился до минимума. Для молодой магички, работающей дознавателем у Оседлых, это означало лишь одно – досрочный выход на пенсию, покой, и скучная безрадостная жизнь местного обывателя. Женщина никогда ни от кого не зависела, и не хотела быть обузой для любимого. Даже когда вышла замуж, она продолжала рука об руку работать вместе с мужем. Сутками напролет, без отдыха и сна, тем более что по каким-то неизвестным ей причинам, у них был один на двоих хранитель. Ее успехи приводили одних в восторг, а у других вызывали зависть. Ведь сейчас так мало женщин наделенных подобной силой. Потом беременность. Супруг настоял, чтобы она после родов и до трехлетия ребенка оставалась дома. И все было замечательно. Лира создавала домашний уют, занималась маленьким сыном. Нестор был довольно крепкий и сильный мальчик. Он очень быстро развивался и приводил в восторг родителей своими достижениями в освоении магии. Его таланту завидовала любая мать. В неполные два года он уже с легкостью оживлял любимые игрушки, правда пока сил еще было маловато - ожившие солдатики и кони вновь замирали спустя 20 минут игры.

Семья, тогда еще, полковника Мориса была образцовой. Их дом всегда был наполнен счастьем и любовью. Не было ни одного дня, чтобы звонкий детский смех не радовал близких. Пока однажды маленький Нестор в возрасте пяти лет не поссорился с сыном одного из подчиненных Мориса. Мальчик оказался на удивление злопамятным, и узнав о том, что у его обидчика врожденная магическая непереносимость хвойных, который и без того поглощают магию даже взрослых опытных ведунов, подбросил пару веточек к его вещам. У юного Нестора не хватило сил справиться с лихорадкой и он умер после пяти долгих мучительных дней. А тот парнишка даже не был наказан. От такой несправедливости у Лиры и случилась энергетическая перегрузка. Больше она не могла колдовать.



Елена Краснобаева

Отредактировано: 26.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться