Иголочка от елочки

Размер шрифта: - +

Глава 5.2

Я испугалась, что Сева разгневается и заставит заплатить за ущерб, и конечно я не была жадной, просто сейчас у меня не имелось лишних денег, только на еду во время новогодних каникул, а зарплату обещали дать только после праздников. Рухнув на колени, я принялась собирать осколки, а к глазам подступили слезы. Тимка-Тимка, что же ты наделал, нам же прожить еще неделю как-то нужно. Я не успела опомниться, как меня резко подняли и прижали к твердому телу, только вдох сделала, и взглядом замерла на красивых губах. Что это было? Его глаза словно часики, бегают туда-сюда, туда-сюда, а в глубине маячил страх. Он пытался что-то разглядеть в моих глазах, а я только сморгнула непрошеную слезу. Вот нужно было при нем расплакаться? Что же ты Тимофеюшка, так подставил меня под удар, я же не знаю, что из себя представляет этот человек. Вдруг он надумает поиграть на моих чувствах.

- Ты чего, Снегурочка? – большой палец прошелся по моей щеке, стирая след от слезинки, отчего я вздрогнула и инстинктивно прижалась к Севе еще ближе.

- Она же очень дорогая, а зарплата у меня только после седьмого числа, - расстроенно ответила я, уже за раннее зная, что праздник испорчен.

- Не придумывай себе глупостей. Разбилась – значит на счастье. Ты чего сразу плачешь?

- Потому что мне нужно заплатить за нее.

- Ох малышка, даже не неси этой ерунды, неужели ты думаешь, я возьму с тебя деньги? – он смотрел на меня так внимательно и так горячо, что я поняла, ноги стали подкашиваться от близости великолепного мужчины.

- А почему, нет?

- Помнишь, что я тебе сегодня сказал? – я отрицательно покачала головой, не совсем понимая, что он имеет в виду. - Мы с тобой почти родственники.

- Ты о чем? – удивленно распахнув глаза, переспросила я, и ощутила его руку на затылке.

- Вот так может лучше смогу объяснить, - и склонившись, он бережно прижался к моим губам.

- Ох, - выдохнула я, совершенно позабыв, когда же целовалась в последний раз.

Сева не напирал, он давал возможность мне самой выбрать, остаться в его сильных руках и наслаждаться теплыми губами, или оттолкнуть, крикнуть, чтобы убирался из квартиры и больше никогда не появлялся. Но я решила, что выгнать его было бы не правильным, пусть даже он и Горыныч, но точно не змей. И я позволила себе расслабиться, тонкими пальцами коснулась его слегка щетинистых щек, на секунду оторвалась от губ, заглядывая в безумные глаза оттенка хвойного дерева, и поняла, что просто начинаю тонуть в них. А тонула я от желания снова насладиться прикосновениями и ласками этого необычного, практически незнакомого и в принципе непонятно откуда взявшегося мужчины. И пусть я завтра об этом пожалею, но ведь невинный поцелуй не считается грехом, и я забуду его? Так ведь? Но что-то мне подсказывало, что уже я не смогу его забыть, а потому, пальчиками сжав щеки чуть сильнее, тем самым давай понять, чтобы склонил голову, я сама подарила ему поцелуй. Сначала нежно коснулась губ, в простом, невесомом поцелуе, а когда ощутила, как его рука прошлась вдоль позвоночника вниз, я своими губами открыла его, язычком прошлась по верхней, и тут же была схвачена в плен. В плен его рта. Сева больше не позволил тянуть, и наши языки принялись изучать друг друга, увлекаясь в дикий танец страсти. Мы целовались так, словно это был последний поцелуй в жизни, он сжимал меня своими руками настолько сильно, и в то же время бережно, словно я была кем-то самым драгоценным во всем мире. И да, именно такой я себя ощущала, потому что от мужчины не веяло ни каплей грубости или злость, лишь сила и глубочайшая нежность ко мне. Эти два чувства показались мне такими необычными и несовместимыми, отчего я мгновенно вспыхнула, ощущая, как внизу живота стянул тугой узел, а по телу побежали мурашки удовольствия.

Я давно уже не испытывала подобных чувств, а уж от поцелуя тем более. Под лифчиком ощутимо сжались от возбуждения соски, и я лишь порадовалась, что надела его, ведь с моим то четвертым размером, неприлично щеголять без бюстгальтера при малознакомом мужчине. Ага, а целоваться с ним значит прилично! – выдало мое подсознание, но я на него никак не отреагировала, потому что на лице ощутила ладонь Севы. Он нежно погладил мою щеку, и губами прошелся по скуле к шее и ключице, от чего я выдохнула, сильнее прогибаясь в спине. Но мужчина не остановился, он продолжал покрывать поцелуями доступную его губам кожу, руками гладил спину, возвращался к щекам и губами и делал это снова и снова, пока мы оба не почувствовали, что задыхаемся от нехватки воздуха в легких. Спустя, наверное, вечность перестав целоваться, Всеволод крепко обнял меня за плечи, и подбородком уткнулся в макушку, носом вдыхая мой запах.

- Прости, Снегурочка, увлекся, - объяснил он свой порыв, и поцеловав в лоб, заглянул в глаза. – Я обещал шампанское, ты как смотришь на то, чтобы немного выпить?

- Это был самый сладкий поцелуй в моей жизни, - очень тихо прошептала я, и не сдержавшись щекой улеглась на его грудь, радуясь, что мужчина достаточно выше меня.

Сева слегка напрягся, оторвал меня от груди, и взявшись за лицо, заставил посмотреть в глаза.

- Для меня это тоже удивительный поцелуй, - ответил он и быстро чмокнув меня в губы, принялся смотреть по сторонам, и когда нашел нужное, рвану к креслу, стоявшему около дивана.

Взяв сложенный зеленый плед, расправил его и укутал меня, поднял на руки и усадил на подоконник, на груди сильнее запахивая махровую ткань.

- Я за шампанским, а ты пока посиди здесь, полюбуйся зимними дарами, - и снова быстро чмокнув меня в губы, мужчина вышел из квартиры, предварительно накинув куртку, обув ботинки и схватив мои ключи от квартиры.

Боится, что сбегу, или не впущу его, - мысленно хмыкнула, я, а сама взглядом замерла на окне, покрытом узорами сильного мороза, вглядываясь вниз на редких прохожих, и пушистый валившийся с неба снег.



Ирина Давыдова

Отредактировано: 31.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться