Игра

Глава 3

ГЛАВА 3

 

****

  • Сандра, ты не могла бы сидеть спокойно? – рявкнула Адеш просто мне в ухо.

-  Угу, - рассеянно буркнула я в ответ, в который раз за последние сутки мысленно повторяя свою биографию.

Адеш недовольно сморщила свой маленький аккуратный носик и с удвоенной силой взялась, за мои многострадальные, но всё ещё не поддающиеся, локоны. Да, к преображению у неё всегда был особый талант.

Я мимолётом бросила взгляд на отражение в зеркале и довольно ухмыльнулась. На меня смотрела молодая девушка, с невинными, даже наивными глазами цвета молодой листвы. Длинные чёрные ресницы, тонкие брови. Идеальный ровный носик и чувственные алые губы. Осталось только сделать понаивней и восторженней лицо и образ провинциалки, впервые представленной ко двору, готов.

- Адеш, оставь мне, пожалуйста, хоть немного волос, - прошипела я, когда девушка особо сильно дёрнула расческой.

- Помолчи. Отвлекаешь.

Я бросила недовольный взгляд на её отражение, мелькающее в зеркале, но решила, что и правда лучше промолчать, чтобы не облысеть.

Адеширу я знала столько же, сколько помню себя в этом доме. Она была красива. Не той утонченной аристократической красотой. Смуглая, с томными темно-карими глазами и тугими кольцами волос, она вызывала у мужчин не восхищение и трепет, а желание и страсть. Боюсь даже представить, для чего мастер готовил Адеш, но именно её чаще всего водили в дом терпимости и обучали искусству соблазнения и ублажения мужчин. У нас тоже были подобные уроки, но всего несколько и в самых общих чертах.

Нет, мы не были очень уж близкими подругами, да и в принципе подругами в привычном смысле этого слова. Скорее соперницами, готовыми на многое, чтобы завоевать благосклонность мастера. Но стойко терпели друг друга. Для своего же блага можно сказать.

- Даже не знаю, что делать с твоими красными глазами, - посетовала Адешира. – Чем ты думала, когда не спала всю ночь.

Да, всю ночь я вертелась, не находя себе места. Азарт и возбуждение не покидали мою кровь и не давали провалиться в спокойные объятья сна.

- Это простительно для юной леди, которая, несомненно, была очень взволнована известием о скором представлению королю, не находишь? – подала голос с кровати Лайна.

Адеш хмыкнула, но согласилась.

- По-моему получилось идеально. Тебе очень идет это платье, - сказала она, наконец.

Я бросила еще один взгляд на свое отражение и согласно кивнула. Платье действительно удивительно мне шло. Корсет подчеркивал высокую грудь, а целомудренный вырез открывал только ключицы. От тонкой талии свободно падала длинная, в пол, юбка из тонкого шелка, что при каждом шаге обрисовывала контур бедер и ног. Тонкая вышивка, серебряными нитями, делала платье нарядным, но не вычурным.

- Жаль, что не ты будешь моей служанкой. Лайна врятли способна сотворить такое.

- Зато я способна на нечто больше.

О, да. Неприметная на вид служанка, в сером платье и пучком светлых волос сколотых множеством шпилек, на самом деле была способна на гораздо больше. Я то знала.

***

По негласному соглашению, мы никогда не расспрашивали о прошлом друг друга. Увы, приятного там было не много, и мало кто мог похвастаться счастливым детством.

Точнее никто. Оно и неудивительно. Врят ли мастер захотел бы иметь дело с семьями девочек, которых взял под своё крыло. Но все же у каждой уже был какой-никакой жизненный опыт. Адеш, к примеру однажды обмолвилась, что в своё время могла выпросить даже у нищего последний сухарь. А Тилайна не раз демонстрировала поразительные умения в открывании замков разной сложности. Нужно ли говорить, что навыки и остальных девочек были далеки от вышивания или пения. У меня, увы, не было даже таких сомнительных талантов, как у других. Хотя, училась я быстро и скоро стала лучшей в приготовлении ядов и прочих зелий.

Это было несложно, учитывая, что мне такое занятие было по душе.

Сложнее было другое. Требовательная и суровая леди Эдвинга де Ноат, больше похожа на одну из сестёр Храма Матери, изводила нас днями и ночами, стараясь обучить этикету и, что еще хуже, вытравить привитые с детства привычки. Ох, сколько нервов мы попортили вечно недовольной старушке, не желая отказываться от того, что считали вполне нормальным и естественным. Я, например, не могла привыкнуть сидеть за столом и есть с помощью ножа и вилки. В карманах Лайны оседали мелкие безделушки и драгоценности. Каждая из нас считала своим долгом, сохранить индивидуальность.

Всё это продолжалось до тех пор, пока за наше перевоспитание не взялся лично мастер. Нет, он не рассказывал, какой вилкой нужно кушать салат, а какой рыбу. Просто в один прекрасный день, он объяснил, на примере одной из нас, что будет с теми, кто не желает или же не может учиться и совершенствоваться. Иногда, когда мне кажется, что этот человек способен испытывать какие-либо добрые чувства, то вспоминаю девочку, которую посадили в клетку во дворе. Кажется, звали ее Дариса, или может как-то иначе. Помню только, что разговаривала она исключительно на воровском жаргоне, хамила и дерзила. Леди Эдвинга не долго терпела её выходки и обидные слова и, вконец разозлившись, пожаловалась наставнику.

Дарису в тот же день посадили в железную клетку, а саму конструкцию подвесили на старой раскидистой яблоне на заднем дворе. Ей не давали ни еды, ни воды. Мы гуляли с леди Ноат в парке, под её озверевшим взглядом, от которого вдоль позвоночника мороз пробегал, и всячески старались побыстрее сбежать в дом. Адешира даже несколько раз специально падала в обморок. Весьма правдоподобно. Но наставница всегда имела при себе нюхательные соли, потому это не спасало нас от общества оголодавшей, грязной, и злой девочки. Кстати, сама старушка, которая была похожа на добрую служительницу богини-матери, на неё не реагировала никак.



Гуйда Елена

Отредактировано: 17.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться