Игра

Глава 8

ГЛАВА 8

***

Осень.

Я никогда не любила осень. Она наводила на меня уныние и чувство обреченности, которое приходит,  когда что-то теряешь. Или кого-то.

Я теряла в этой жизни многих. Маму, которую почти не помню. Да простят меня боги, но все эти годы я только то и делала, что гнала от себя те немногие воспоминания о женщине, которая меня родила. Иногда казалось, будто всё то, что иногда приходило ко мне во снах, было с другой девочкой. Ту другую обнимали заботливые руки и шептали на ухо слова утешения. Та другая вытирала с мокрых щёк женщины, черты лица которой стерло время, слезы. Та другая держала за холодную руку посиневший труп своей матери, умоляя её подняться, не оставлять её…

И только осень всегда напоминает мне, что та другая и есть я.

Все эти годы я старалась избавиться от этих воспоминаний. Затолкать их поглубже, присыпать повседневными заботами, заглушить насущными делами. Но перед образами, которые преследовали меня из года в год, осталась беззащитна. Они всегда приходят в одно и то же время. Будто караулят. Напоминают, как больно может быть.

Я провела пальцем по стеклу, очертив дорожку проложенную капелькой дождя. В детстве мне казалось, что это плачут боги. Я верила, что они смотрят на нас, видят наши беды, боль, страдания. Сочувствуют и оплакивают нашу участь. И обязательно помогут. Стоит только попросить от всего сердца. Как же я была наивна. Нет. Жизнь научила меня, что если боги и существуют, и даже слышат кого-то, то точно не тех, кому это действительно нужно. Они слышат сильных, хитрых, изворотливых, жестоких и самоуверенных. Не стоит падать на колени в Храме, если ты не готов сделать всё, чтобы получить желаемое.

- О чём задумалась?

Я отвернулась от унылого пейзажа и взяла протянутый Лайной бокал с вином.

Вот уже неделю мы жили в королевском дворце: рассаднике интриг, подлости и предательства. Кто сказал, что если на короля никто не покушается и его боятся, то придворные не интригуют? Очень даже наоборот. Каждый стремится оказаться поближе к венценосной особе любыми доступными и, зачастую, нечистыми методами.

- Принесла новости?

- Ничего необычного.

Лайна намазала куриным паштетом кусок свежего хлеба и принялась интенсивно жевать. За эти дни привычный для нас обеих образ жизни был немилосердно изломан и растоптан. Мне пригодилось трижды в день спускаться рука об руку с принцессой к общему столу и делить его с фальшиво улыбающимися лордами и леди. Спорить могу, спрашивая о том, нравиться ли мне во дворце, или о том, подобрала ли я уже платье для представления королю Смелендера, каждая из них готова была разорвать мне горло голыми руками. Лайна же трапезничала на кухне со слугами. Часто тем, что оставалось от королевского стола или и того хуже, похлебкой, которую готовили специально для слуг. И даже не знаю, кто из нас страдал больше.

Несомненно, в том, что теперь мы были в разных сословиях, плюсов было гораздо больше, чем казалось на первый взгляд. К примеру, все новости и сплетни Тилайна узнавала первой. А я, соответственно, второй. Мало кто из тех, в жилах кого текла благородная кровь, обращал внимания на тех, кого считали людьми низшего сорта, но подпускали к себе очень близко, даже не осознавая этого в полной мере.

А ведь истинно зря. От поваров, горничных, служанок, пажей, зависит не только удобство высокородных, но и безопасность. Мне ли не знать, как просто с помощью одного пузырька и мешочка золота отправить к любимому Нейторией Еаатхару любого в этом дворце. Нет ничего проще.

А тайны. Конечно, заклинания-ключа от королевской сокровищницы они не знали. Но вот кто в чьей постели ночевал, кто какие слабости прячет от высшего света, что говорил, что любит пить и как отдыхать. А ведь это для меня важнее того, метко ли тот или другой мужчина стреляет из лука, или как хорошо орудует мечом… А вот то, что маленькая рабыня-южанка, всем сердцем ненавидит некоего герцога Левиэнтара… и кстати, я её понимаю. Этот старый урод, уже не первый год пользует малышку. И если у меня будет время, а старый герцог ещё останется жив, то уж я постараюсь сделать так, чтобы он даже смотреть перехотел на женщин.

Уф, что-то я раскисла. Наверное, всё же мое рабское прошлое даёт о себе знать. Это плохо. Это слабость. А слабости, как любит говорить мастер, нас убивают. Как-то не возникло у меня за мою не слишком долгую жизнь повода усомниться в этом утверждении. А если я и пыталась, то одно упоминание о тех, кто уже перешел за черту, тех, кто рос со мной рядом и уходил одна за другой, отрезвляет достаточно, чтобы держать себя в руках. Всегда нужно быть настороже. Всегда.

Подруга запила вином свой поздний ужин. И начала рассказ.

Сначала всё обо мне. Я должна была знать, что думают те, кто уже завтра станут единственными соратницами. Что говорят те, чьи слова, заслужено или нет, но достигают королевских ушей. И имеют немалый вес. Глупо думать, что только благодаря поручительству лорда де Наахара, я стану одной из самых уважаемых и близких к принцессе, а уже скоро и королеве, фрейлин. К тому же Сельминда все эти дни держалась со мной холодно, вежливо и даже насторожено. И с этим однозначно нужно что-то делать. Ведь вряд ли кто-то поверит, что она взяла меня с собой исключительно по собственной воле. Итак. Как там моя слава?

Что же, ничего нового. Сплетни при дворе разносились с невероятной скоростью, обрастая при этом неимоверными фактами, как снежный ком, который толкнули с вершины Нихальвах. Говорят, что на эту гору поднимаются один раз, потому, что дабы вернуться назад, нужно прожить еще одну жизнь. Похоже, что чтобы переслушать все слухи о своей, без сомнения коварной и, о боги, корыстной особе, и этого времени не хватит. Моё феерическое появление при дворе в компании самой стервозной и самолюбивой леди, произвело фурор. Ещё бы, старуха уже давно заработала себе репутацию затворника. А то, что помнили старожилы этого, без сомнения прекрасного, места никак не вязалось с образом любящей и заботливой тетушки. Странно, но поначалу я этого не заметила. А вот стоило поползти первому слуху о том, что герцогиня околдована, как тут же за моей спиной начали звучать обвинения в самых ужасных преступлениях, на которые не все люди-то способны.



Гуйда Елена

Отредактировано: 17.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться