Игра

Глава 11

ГЛАВА 11

 

***

В полутёмном кабинете было жарко и душно.

Душно для него, сына льдов и гор. Он никогда не жаловал эти закупоренные маленькие помещения, в которых чувствовал себя подобно запертому в клетке зверю. Потому и метался от обжигающего жаром камина, до дышащего родной прохладой окна.

Другое дело его покои. С огромными окнами, которые были всегда распахнуты настежь. Даже в зимние морозы, он не позволял прислуге их закрывать. С высокими потолками…

Ринемар усмехнулся, вспоминая, как вытянулось лицо его брата короля Смелендера, когда он потребовал для себя северную, самую холодную и необжитую, башню, продуваемую всеми ветрами, в которой уже несколько веков жили только привидения и сквозняки. Но родному брату отказать не смог. Не осмелился.

И тут же помрачнел.

По праву рождения именно он, Ринемар, должен был стать королем. Именно ему должны принадлежать и трон и корона. Вот только вторая жена покойного отца, и мать Тегдарда, смогла если не убедить короля в том, что мать Ринемара, прижила сына на стороне, то посеять в его сердце сомнения. Потому умирая, Тигивар Смелендерский оставил, вопреки всем законам и традициям, власть в королевстве младшему из сыновей.

Был ли тогда зол наследный принц? Ещё как. Именно тогда он ушёл в горы на полгода. Именно тогда…

Но не об этом ему надлежало думать сейчас.

Тегдард нервно барабанил пальцами по столешнице, и это несколько раздражало Ринемара. Он даже и не думал, что настолько отвык от обычного человеческого общества. И даже родной брат, которого он благородно не винил в своих бедах, вызывал глухое раздражение. Другое дело его матушка. Вот кому он желал самых страшных мук. Но привитое с детства благородство не позволяло опуститься до того, чтобы мстить женщине. К тому же, как бы она ни старалась посеять ненависть и злобу между братьями, ей это не удавалось.

И если положить руку на сердце, то Тегдард больше подходил на роль отца народа. Истинный сын своего отца. Он был похож на него внешне, как две капли воды. Такие же светлые глаза, цвета холодных льдов их родины, немного резкие черты лица и волосы, настолько светлые, что казались седыми. И статью он тоже пошёл в род Смелендерских королей: невысокий, едва достающий долговязому Ринемару до подбородка, но коренастый и широкоплечий. Он и в оружии отдавал предпочтение тяжёлой секире, а не излюбленной рапире Ринемара. А сейчас, в белом свадебном наряде и с тяжёлым венцом из голубой поющей стали, увенчанной крупным камнем горного хрусталя, был особенно величествен и красив. Красив той мужской красотой, которая возможна только вкупе с силой.

Да они были так же похожи как день и ночь. Ринемар не знал свою мать. Не помнил её, да и не мог помнить, но её портрет, который он нашел в той же северной башне, куда велела его убрать нынешняя королева мать, был настолько красноречив, что сомнений не оставалось - порода у него материнская. Королева Левиния, уроженка юга, была непривычна и чужда этой земле. Черноволоса, слишком худа и смугла, и в то же время притягательна, как дикая кошка. Её не любили, не понимали и не принимали. За спиной шепталась знать, на улицах – простолюдины. И никто не удивился, когда королеву, ни с того ни с сего, свалила с ног лихорадка. Лучшие лекари разводили руками, утверждая, что это - то обычная простуда, которой слабое, непривычное к северным холодам, тело королевы противиться не может, то сглаз, то проклятье. Но не прошло и недели, как мать двухлетнего Ринемара ушла на суд богов. И в этом он тоже винил мачеху. Правду ли шептали слуги и придворные по углам, когда говорили, что причиной смерти была тогдашняя фаворитка Тигивара. Или возможно так было легче справиться с утратой и одиночеством - винить хоть кого-то. Духи знают. Но ему не говорят. А жаль. Свои обиды он ещё мог простить. Но вот смерть матери… не потому ли они молчали, когда он спрашивал?

Ринемар мотнул головой.

Не о том он сейчас думал.

Тегдард.

Король Смелендера. Истинный правитель… правда он не знал, что не такой он уж и истинный, но этого Ринемар ему не скажет. Просто потому, что не посмеет противиться воле покойного отца.

Ринемар прижался лбом к заиндевелому стеклу. Стало легче. Мысли метавшиеся всю эту ночь, приобрели ясность и кое-как упорядочились. Но эта дробь…

- Прекрати, – тихо и спокойно сказал он, и пальцы брата замерли. – Можно подумать, что тебя на казнь сегодня ведут, а не в Храм.

- Легко тебе говорить. Это не тебя женят на совершенно незнакомой девице.

Ринемар улыбнулся своему отражению.

- Надеюсь, у тебя хватит ума и чувства такта, чтобы не назвать Вернарскую принцессу девицей.

- Совсем меня за идиота держишь?

Нет, Ринемар не держал его за идиота, но вот уравновешенным и хладнокровным короля Смелендера назвать он не мог никак. Казалось, что в жилах короля северных земель течет жидкий огонь, такой чуждый холодному и спокойном краю. От того и был он вспыльчив и горяч. От того и восхищались им придворный щеголи, а молодые дамы вздыхали ему в след. А его, Ринемара, побаивались. Не раз замечал он этот страх, по его мнению, совершенно не оправданный. Потому и спускался со своей башни к этой вечно суетящейся своре придворных лизоблюдов крайне редко. И сегодня вот один из таких случаев, когда отсидеться в тишине и холоде северных его покоев, не получится.

- Сам понимаешь, что мы получим гораздо больше, чем Вернария от этого союза.

Тегдард кивнул.

Понимает.

Не зря Ринемар столько времени втолковывал ему, чем выгоден этот союз. И что за это придётся заплатить некоторым количеством оружия из их поющей стали и обещаниями военной помощи в случае чего, это мелочи. Торговые пути, снижение пошлин… и ещё… Ещё кое что, чего Ринемар не сказал королю. Это была не его тайна. Это тайна самого этого королевства, доверенная ему, тогда ещё наследному принцу его бабушкой, королевой Редвеллой.



Гуйда Елена

Отредактировано: 17.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться