Игра

Глава 12

ГЛАВА 12

***

Седмелен, столица Смелендера, встретил нас настоящей зимней непогодой: завывающим и свистящим между домами ветром и мелким крошевом снега. От того, покидающие Вернарию придворные, которые при отъезде ловили ещё тёплые осенние солнечные лучи, сейчас кутались в свои плащи и дрожали от холода. Особенно колюч и резок был этот холод после обволакивающего драконьего тепла.

Я ещё раз обернулась посмотреть на этого огромного величественного зверя.

Сегодня я впервые летела на драконе, особенно на таком прекрасном, будто отлитом из золота, с крыльями, размером с которыми не сравниться даже парус самого большого королевского корабля. И эти глаза. Желтые глаза хищника с тонкими вертикальными зрачками, заглядывающие в самую душу. И потому кажется, что душа эта грязная, тёмная. Да что там? Такой она и есть.

Потому я резко отвернулась и даже зажмурилась. Отмахнулась от щемящего чувства сдавившего грудь.

Тилайна по-кошачьи фыркнула, отдуваясь от снега, и поморщилась.

- Хорошо, что мастер, позаботился о том, чтобы мы не дрожали, как эта свора придворных шавок.

Не спорю. Это было хорошо. Тонкие на вид плащи из шкуры северного райха, хищника сильного выносливого и способного спокойно пережить даже самые лютые морозы, надежно укрывала нас от ветра и мороза.

- А она молодец, – шепнула Лайна и я украдкой взглянула на ту, что уже совсем скоро должна стать королевой.

Хороша. От вчерашней истерики не осталось и следа. Собрана, высокомерна, холодна… Королева под стать королевству. Грело мою душу и то, что была в том и моя заслуга. Не зря в эту ночь я почти не сомкнула глаз, готовя ей зелье. Правда, приняла она его с опаской, даже настороженно. И возможно, только то, что была я протеже лорда Наахара, удержало принцессу от необдуманных резких поступков. К примеру, выплеснуть мне моё же варево в лицо. Но результат удивил даже меня. Не осталось отеков на лице прорыдавшей полночи Сельминды, и спокойна она была, большей частью, благодаря составу моего зелья.

Свадебное платье шили по эскизу самой принцессы. Было оно насыщенного синего цвета, подчеркивало точеную фигурку, расшито алмазами и сапфирами и отделано горностаем. От того казалась она прекрасным духом. А бледность лица - только увеличивала сходство.

Жаль, что нельзя было опоить моим зельем придворных дам, готовых каждую минуту хлопнуться в спасительный обморок, и натянутых, как тетива, стражников. Хотя, почему нельзя? Очень даже можно и просто, но в таком случае, попадись я на этом – ведьминого клейма не избежать. Ведьма - не почтенный маг, она – зло и дорога ей на костёр. А мне на костёр ой как не хотелось.

Кстати, Тимилу таки дали должность в охране Вернарской принцессы. Правда, король настоятельно рекомендовал хорошо подумать и не спешить с помолвкой, что можно было расценить, как то, что его величество сей брак решительно не одобрит. И сейчас молодой граф с важным видом шагал рядом с принцессой, настороженно оглядываясь по сторонам.

Так длинной шеренгой, под восторженные оглушительные крики толпы, мы потянулись к Храму. Дорогу угадать было не сложно, так как жители столицы растянулись сплошной стеной по обе стороны не очень широкого прохода(едва на три человека – плечом к плечу), сдерживаемые только местными стражниками.

Я могла бы спорить на единственное, что у меня было своего, на свою душу, что Сельминда была недовольна тем, что встретил нас простой приказчик, а не её будущий муж. Но это недовольство ника не отразилось на выражении её лица, не смазалась и не потекла едва заметная высокомерная улыбка, на бледном, словно выточенном из мрамора, лице. На то она и особа королевских кровей, чтобы уметь держать лицо, во что бы то ни стало. И только напряженная сверх меры спина выдавала, чего ей стоило это мнимое спокойствие и нечеловеческая выдержка.

Идти оказалось недолго. И уже спустя десять минут мы стояли у главного Смелендерского Храма Всех Богов.

Выложенные то ли изо льда, то ли из ослепительно белого камня ступеньки резко поднимались вверх. Были они слишком узкими для того, чтобы стражи могли обступить её высочество со всех сторон, как того требовалось, потому разделились они по двое и, плечом к плечу, поднимались к Храму постоянно озираясь.

Наверное, всем им было не по себе.

Особенно, когда перед нами вырос огромный, касающийся шпилями облаков, Храм. Я не знаю, в честь каких богов он был построен, религия Смелендера отличалась от вернарской, но от величия и красоты этого, словно высеченного изо льда, строения перехватывало дух. И стоило мне переступить порог и войти внутрь, как от восторга перехватило дыхание.

Своды его оказались настолько высокими, что я сама себе казалась маленькой и незначительной, более того - мелкой. Вдоль стен в окружении толстых восковых свечей, стояли статуи богов. Рука мастера, изваявшего бессмертных небожителей, смогла передать и неземную их красоту, и величие. От того, казалось, что провожают они надменным насмешливым взглядом низших, слабых, суетливых и, несомненно, порочных детей своих. И меня, приученную никогда не терять самообладания, пробирал мороз, разбегаясь мелкими мурашками по коже, от которого не защищал даже подаренный мастером плащ. Как ни странно, но вспоминание о наставнике привело меня в чувство, и я мысленно встрепенувшись, принялась изучать тех, кто прибыл сегодня засвидетельствовать этот династический союз.

Были это в большинстве своем смелендерцы. На миг мне даже показалось, что снова я вернулась на бал Праздника Осенних ночей, до того были похожи они на нашу вернарскую знать. Разве что одежды их были в голубых, стальных и синих тонах. Выделялись только послы Деккарии, не изменившие себе в праздничном золоте в одеждах, да Иллирии, державшиеся особняком. И чёрный, никак не вписывающийся в общую картину, силуэт рядом с королем.



Гуйда Елена

Отредактировано: 17.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться