Игра

Глава 17

ГЛАВА 17

***

Я почти бежала по тёмным переходам тайных ходов Смелендерского королевского дворца. То ли ими не пользовались, то ли просто забыли о них, как ненужных, но выглядели они заброшенными.

С потолка свисала тяжёлая от пыли паутина, а воздух был спертым, сырым и затхлым. Но до этого мне не было дела.

Мне нужно было подходящее место, из которого спокойно смогу переместиться в кабинет мастера. Чтобы никто не мешал и не сбил в процессе прорисовки ключа. О том, что никто не хватится меня, позаботится Тилайна. Все ж женщиной быть в некотором роде удобно. В любой момент можно сослаться на женские недомогания, головную боль, дурное настроение и остаться в покоях. Можно было бы открыть проход из моей комнаты, но мало ли кому взбредет в голову наведаться в комнату фрейлины королевы.

И потому я решила, что лучшего места, чем тайный ход мне не найти.

Привычно полоснув руку маленьким серебряным ножиком, я начертила знаки на стене, на которой было чуть не единственное кольцо для факела.

Камень, казалось, впитывает мою кровь. Как голодный зверь, не способный насытится каплями, которые ему достались. На миг показалось, что он задышал, застонал, перебирая волосы на голове стылым дыханием. А может это просто плод воображения и сквозняк. Как бы то ни было, выяснять времени не было. Мастер не любит ждать – и не думаю, что это изменилось за время нашего отсутствия.

В груди привычно екнуло, когда символы засветились синим, и я прошла сквозь стену.

Переместилась я в кабинет мастера.

От нахлынувшей слабости подкосились ноги и в глазах потемнело. Но и эта темнота была беспокойной, кружилась и вертелась вокруг, готовая свалить меня с ног. Пришлось опереться о стену, чтобы не упасть.

- Миели, дорогая, – мастер взял меня под руку, пресекая неловкую попытку изобразить реверанс. – Обойдемся сегодня без соблюдения этого никому не нужного этикета.

С этим спорить было сложно. В большей степени потому, что соблюдать этикет я была просто не в состоянии. Странно только то, что мастер никогда не позволял ни нам, ни самому себе такие отступления. И подобное попустительство настораживало и беспокоило.

Мастер налил в высокий бокал восстанавливающее зелье и поднес к моим губам, заставляя сделать несколько глотков.

Стало легче. По телу разлилось приятное тепло, возвращая силы.

Я огляделась по сторонам. Если и было место на этой земле, которое неизменно, то это этот кабинет. Сколько я себя помнила, здесь всегда были высокие шкафы с книгами. И даже расставлены они были в особом порядке - для каждой книги своё, неизменное место. Позолоченные канделябры, с толстыми восковыми свечами. Письменный стол, на котором всегда был идеальный порядок. Пара кресел и низкий столик, на котором в этот момент был накрыт ужин.

- Вот так-то лучше. Ну что же, здравствуй, моя драгоценная.

Лорд Наахар был сегодня необычно весел. И ещё - необычно возбужден, что очень уж бросалось в глаза, особенно тому, кто знает его не первый год. Но спрашивать о причине у меня не нашлось ни сил, ни желания.

- Я рад тебя видеть, моя Миели.

- Это большая честь, мастер.

- Я приказал подать ужин нам с тобой. Ты голодна?

Вот попробуй сказать что нет? Потому пришлось кивнуть, несмотря на то и дело подкатывавшую к горлу тошноту.

- Вот и хорошо.

Он снял крышки с больших серебряных блюд, на которых исходили соком огромные куски мяса. Как раз как я люблю, с кровью. Вот теперь я почувствовала, что действительно голодна. И у меня буквально – потекли слюнки.

Между тем, лорд Наахар наполнял кубки вином.

- Присаживайся, дорогая моя, – и я пересела ближе к столу. – За мою дорогою, девочку, – поднял он бокал и осушил его до дна.

Я же едва пригубила напиток. Что здесь вообще происходит?

- Итак, Миели, с чем пожаловала?

И я принялась рассказывать. Обо всём.

Коротко рассказала о свадьбе и свадебном пире. О том, что молодая королева влюблена в мужа, а он в неё. Что старуха королева-мать, хоть и учтива с невесткой, но ввиду подслушанного разговора с её личным ведьмаком, терпеть её не может. Ведьмак, же личность странная, но королева его держит при себе в надежде удержать увядающую молодость. О Тёмном принце Ринемаре, который кажется нелюдимым и замкнутым, но фактически является правителем Смелендера. Его голос является решающим в совете, и он этим пользуется. В то время как Тегдард, как король не очень-то заботится об управлении собственными землями. Ему больше интересны охота и пиры. Да еще турниры. Кстати, таковой назначен на послезавтра. О придворных, которые во многом походят на своего короля. Упомянула о Тимиле, который умудрился сыскать уважение даже у смелендерцев, подравшись с правой рукой короля и победив.

Мастер задумчиво вертел бокал в руках. Взгляд его блуждал по книжным полкам за моей спиной.

- Ещё новости? – наконец спросил он.

Я вздохнула.

- И ещё. Буквально сегодня утром королеву осматривал придворный лекарь, и заключил, что королева понесла. Собственно по этому поводу и объявили пир.

- Это всё, что ты можешь рассказать о Сельминде? – его голос звучал глухо и жёстко, что никак не вязалось с его недавним приподнятым настроением.

Честно, я даже растерялась.

- Да!

Лорд Наахар поставил кубок на стол и откинулся на спинку стула, скрестив руки на груди.

- Ты уверенна?

- Да! Мы следим за принцессой… то есть королевой и днем и ночью. Я стараюсь сопровождать её на прогулки и не спускать с неё глаз в обеденном зале…



Гуйда Елена

Отредактировано: 17.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться