Игра

Глава 18

ГЛАВА 18

***

Принц Ринемар корчился на простынях. В который раз они приходили. И с каждым разом это было всё болезненней.

«Ты…»

«Обещал…»

«Найти…»

«её!»

Да, он обещал и всё делал для этого. Но, попробуй узнай среди этих одинаковых девиц ту, которая нужна. Притом, не имея и намека на то, какой она должна быть.

- Я ищу, - выдохнул он, между приступами головной боли, терзающей виски, как голодный одичавший дракон баранью тушу.

«Плохо…»

«Ищешь!»

Духи шипели, визжали и стонали, и этого не мог выдержать даже тот, кого они звали королём Смелендера. Своим королём! Они знали, что настоящая сила это они. У них власть над этим королевством. Они соль этой земли. А на место короля придёт другой. А за ним ещё и ещё. И только они навсегда привязаны к этой земле. Настолько давно это случилось, что даже они не помнили когда. Не помнили, как это случилось. И только осталось осознание, что цель их, беречь окружённое горами королевство.

Возможно, они были первыми королями. А может, магами, отдавшими свою жизнь, во благо королевства. Так оно скорее и было. Угадывалось по тому, какие сильные из них получились духи. Короткие обрывки, почти истертых воспоминаний, рисовали картины войн, битв и кровавых сражений. Тогда, когда мир ещё был так молод, когда не было в нём столько людей, зато была магия, много магии. Сила была разлита в воздухе, ею была напитана сама земля. И тогда, они ещё могли приобретать форму людей или животных. Теперь же они только голоса. Шёпот и стон, который и слышать то могут не все. И всё же нет в этом мире созданий сильнее. Это они знали. А то, что являться не могут, поправимо. И они знали, как это сделать.

Она здесь. Они чувствовали её. Её тепло, её силу. Так близко. Как давно они не пили крови той, что призвана править Смелендером… как давно не просыпались источники, из которых они вышли.

И от того злились ещё больше.

«Это она», - вздохнул тот, кто был самым молодым из духов. – «Я чувствую её кровь».

И, правда, казалось, весь замок вздохнул, вздрогнул, почуяв то же, что и духи. И они принюхались, как гончие почуявшие след.

«Она пролила кровь».

Ринемар слышал их шёпот. Понимал, что теперь они знают кто та, что призвана сесть на трон Смелендера. И потому боялся. Боялся, что они сочтут его не нужным, сами приведут её к алтарю. И тогда не будут духи гор и долин слушать Тёмного принца. Сами решат кому место на троне. И он знал, что это будет он. Не сказать, чтобы он был против, но цена этому титулу - жизнь Тегдарда, молодой королевы и их нерожденного ребенка. Нужен ли тогда Тёмному принцу этот трон, зная, что стоит он на костях единокровного брата? Ринемар знал ответ. Потому…

- Я приведу её. Дайте время.

«Приведёшь».

Это раньше они могли бы и сами обойтись. Теперь же…

«Сам приведёшь…»

«И торопись».

Нет, они могли бы ждать ещё очень долго – века, тысячелетия. Ведь больше двухсот лет не поили их кровью королевы. Но терпение не было им ведомо. Особенно, когда желанное было так близко.

Полная луна скользнула за тучу, и в комнате повис кромешный мрак. Они смотрели на того, кого звали королём. На то, как он корчился и выворачивался, зажимая уши руками. Слушали его приглушенный, сдавленный и полный боли стон. А мог бы черпать их силу. Разделить власть, что принадлежала им уже много тысячелетий. Но он глуп. Слишком сильны в нем человеческие чувства.

«Пора», - сказал кто-то, имя и образ кого стерло время, и духи единым организмом выдохнули: «Пора!».

И растаяли, словно и не было их. Исчезли, оставив по себе темноту и холод, который они приносили с вершин Смелендерских гор.

***

Королева лежала в окружении мягких, вышитых золотом подушек. Уже третий день она чувствовала на себе все радости беременности. Голова кружилась, и то и дело к горлу подступала тошнота, потому она стонала, шипела сквозь зубы ругательства и проклинала тот день, когда подпустила к своему телу его величество.

Зря она так. Всё же материнство - это радость для любой женщины. И многие были бы счастливы, оказаться на её месте.

Я вздохнула, склоняясь над шитьем. В покоях королевы собрались все её фрейлины и даже некоторые благородные леди из свиты королевы-матери. Вторые были гораздо старше и имели опыт счастливых беременностей и родов, потому считали своим долгом, поделиться с будущей матерью всеми премудростями и секретами женщин рожавших. От их трескотни у меня уже гудела голова, и я с остервенением ковыряла ткань иглой, забившись в дальний угол, прислушиваясь к их голосам и мечтая о том, чтобы этот день, наконец, закончился.

Сельминда же стойко терпела жужжащих, как потревоженный пчелиный рой, придворных дам. И даже находила в себе силы кивать и поддерживать разговор.

Молодые же леди сидели на диванчике с рукоделием на коленях, но больше прислушивались к разговорам переживших многое леди, видимо перенимая опыт на будущее.

Король наведывался редко. Ему была неприятна и слабость жены и кислый запах рвоты, который невозможно было выветрить из покоев. А ещё то, что его красавица Сельминда за два дня стала похожа на тень. По углам уже шептались обитатели королевского дворца, что не за горами тот день, когда король обратит своё внимание на одну из придворных леди и при дворе появиться новая фаворитка. А ставки достигли заоблачных высот. И уже не только челядь билась об заклад, а и приближенные короля. Недаром же, он так мило улыбался одной из фрейлин королевы на пире, на который сама Сельминда явиться не смогла.



Гуйда Елена

Отредактировано: 17.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться