Игра

Глава 26

ГЛАВА 26

 

***

Пиршественный зал Смелендерского дворца наводнили придворные и знать, решившая проводить в последний путь благородного лорда и лучшего друга короля Дегварда де Тайена. Все до одного в белом. Женщины без лишних украшений и белыми покрывалами на головах. Мужчины с родовым оружием на поясе. И все как один с мрачными лицами.

Скорбели ли они на самом деле или думали, чего ожидать от столь неожиданной перемены при дворе, понять было сложно. Или раздумывали о том, кто займет его место? Настолько хлебное место долго пустовать не будет, и каждый из присутствующих в этом зале уже примерял на себя роль королевской правицы.

Я усмехнулась и тут же напустила себя скорбный вид, разглядывая траурные украшения дворца. Висевшее на стенах оружие было перевязано белыми же лентами. Канделябры чадили ароматными свечами. От чего дышать было вообще невозможно.

- А забыл, – резко остановился Ринемар у входа в зал.

И не успела я и рот открыть, как на палец скользнуло кольцо с довольно большим и подозрительно знакомым чёрным камнем.

- Теперь я смогу говорить только правду? – хмыкнула я, скосив глаза на камень.

Принц отрицательно мотнул головой. И всё. Ни слова больше.

Он вообще казался напряженным и нервным. И эта нервозность передавалась и мне. Боги светлые! Во что я лезу? А главное – зачем?

Но меня, похоже, спрашивать никто не собирался. Принц вернул мою ладонь на свой локоть и решительно шагнул в пиршественный зал.

Гомон стих мгновенно. Придворные один за одним поворачивались в нашу сторону, лорды сгибались в поклонах, леди приседали в реверансах. Я с некой долей удовольствия наблюдала, как выражения на их лицах сменяется с ошарашенного на озадаченный. Кажется, мы умудрились даже похорон покойному испортить. Теперь все будут ёрзать от нетерпения обсудить нашу связь, а не молиться богам за справедливый суд для души де Тайена. Гадать, что значит наше появление на людях вот так, открыто. И примерять на меня роль то ли любовницы, то ли невесты. То ли просто одноразовой постельной грелки. Вон как полыхнули гневом глаза королевы-матери. Того гляди сожжёт меня на месте. К её разочарованию, я воспламеняться не собиралась, более того обворожительно улыбнулась, глядя ей просто в глаза. От чего Невиайя пошла красными пятнами, а скрип её зубов слышен был даже через весь зал. Её фрейлины, пользуясь тем, что стояли достаточно далеко тут же зашептались, на зависть тем, кто стоял ближе и боялся быть услышанным.

Но неловкое молчание продолжалось недолго.

Уже через секунду в зал буквально влетел король, как ни странно тоже в чёрном. Вид у него был не самый лучший. На лице отпечатались следы недавнего возлияния и весьма бурной ночи. Мешки под глазами, уставший взгляд и хмурая складка между бровеё. Брови сошлись ещё ближе, едва он бросил взгляд на мою руку. А точнее на кольцо на пальце. И я даже забеспокоилась, как бы ни разразилась буря. Но обошлось.

- Другого времени не нашёл? – спросил он так, чтобы слышал только мы, обдав нас при этом запахом свежего перегара.

Ринемар невозмутимо пожал плечами.

- Ты знаешь, что я не привык тянуть. Да и не вижу причин, если честно.

Его величество поджал губы и резко отвернулся. Стремительно выбегая из зала, а после - из дворца.

К Храму полагалось идти пешком. В морозный день, пусть и довольно солнечный, похоронная процессия вместо священного трепета вызывала только жалость. И пусть мужчины ещё кое-как держались, леди дрожали, и ворчали что-то себе под нос. К середине пути кто-то даже уже позволил себе выругаться. Но едва в поле зрения появились ступеньки Храма, все напустили на себя скорбный вид и довольно внушительная толпа онемела.

- Выпей это, – сказал Ринемар, чуть придержав меня и пропуская вперед пару каких-то молодых и совершенно не знакомых вельмож.

В руках он держал некий пузырёк и едва снял с него крышку я уловила запах давешней отравы, восстанавливающей силы. И, не удержавшись, все же поморщилась.

- Может, обойдёмся. Я вполне нормально себя чувствую.

Ответом мне стал такой взгляд, что руки сами всё сделали - и пузырёк забрали, и ко рту поднесли. И даже прижались к губам, чтобы треклятая гадость не вернулась обратно.

- Какая ты у меня умница, - хмыкнул Ринемар, ступая под свод Храма со мной об руку.

Я себя таковой не считала. Мне вообще было как-то не по себе. Зрело чувство, словно со мной играют в игру, ни правил, ни цели которой мне не поведали.

В Храме мужчины и женщины разошлись в разные стороны. Леди справа, лорды слева. Я устроилась у самой двери, благоразумно решив не светиться среди действительно скорбящих. Их и так была горсть.

Едва переступив порог святилища, мне резко стало нехорошо. В глазах поплыло, а уши заложило и звенело на одной противной ноте.

«Все же отравил», - подумала я.

На меня накатилась такая слабость, что даже по сторонам посмотреть сил не было. Как сквозь толщу воды, до меня доносились слова короля о заслугах и достоинствах покойного. Кто-то всхлипнул, и звук этот показался таким резким, что я поморщилась. В голове начинало гудеть. Ноги ослабли, и мне стоило неимоверных усилий устоять на месте. Кажется, я даже до крови закусила губу, потому как во рту появился соленый привкус. Дальше было хуже. Храмовник завел молитву. Каждое слово било раскаленной плетью. Грудь опаляло жаром. И мне уже было плевать на то, что кто-то смотрит на меня. Я мечтала о том, как бы выбраться отсюда. Сбежать подальше, чтобы не слышать и не видеть ничего. В такт очередной строфе гимна по телу прокатилась такая волна жара, что я испугалась, что сгорю просто здесь.



Гуйда Елена

Отредактировано: 17.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться