Игра дракона (т.1)

Глава 17. Второй день

      ๖ۣۣۜГолова с утра была совсем ясной, не смотря на вчерашний горький мёд на пустой желудок. Только порез на руке немного ныл. Элайя нежилась под мягким тёплым покрывалом на огромной кровати, такой огромной, что у девушки возникала мысль, а не спит ли на ней дракон и в истинном облике? Утренний свет во всю проникал в комнату, не встречая препятствий: занавеси были распахнуты. Элайя была уверена, что сделал это сам дракон, чтобы её ненавязчиво разбудили солнечные лучи. Роскошное платье, вчера оставленное на полу, висело на спинке стула.
      Новоиспечённого супруга рядом не наблюдалось. Он как всегда встал раньше. Ей же подниматься совсем не хотелось: после всеобщего внимания хотелось покоя и неподвижности. В дверь раздался стук, скорее предупреждающий, чем спрашивающий разрешения, и не дожидаясь ответа, из-за дверной занавеси показалась чёрненькая голова Таролин. Значит она уже встретилась с утра с Сефирусом, раз так спокойно врывается в его же спальню.
      - Доброе утро, o'seler! - из-под ног девушки в спальню проскочил Хумарил и радостно забрался на покрывало. Из маленького пушистого комочка за полтора месяца он превратился в полноценного пса, разве что размером был ещё не так велик. Но как он вышел из своего заточения? Господа из свиты дракона уже уехали?
      - Здравствуй, Таролин! - Элайя села и потянулась к уху волкодава.
      - Поднимайся, соня, гости ждут! - подруга зашла в покои, на руках у неё оказалось платье, предназначающееся Элайе.
      - Опять? Они ещё не разъехались? Им вчерашней попойки мало? - она была расстроена необходимостью снова окунаться в общество.
      - У вас там ещё какие-то ритуалы остались. Твой муж расскажет подробнее, а мне надо тебя одеть и причесать.
      Элайя только вздохнула, но встала и, накинув принесённую Тари нижнюю рубашку, пошла в купальню. Подруга не без улыбки отметила и обнажённость молодой жены и растрёпанностью причёски и уже жаждла подробностей, но Элайя молчала. Вместо этого, умывшись, светловолосая эльфийка на секунду задумалась, а потом спросила сама:
      - Тари, а ты же этой ночью оставалась с Айвионом? А как же Ринель? Неужели вы бросили её наедине с принцем?
      - Ты не о том думаешь, melli, - смеясь ответила Таролин. Элайя скривилась, она уже третий раз за сутки слышала эту фразу. - На самом деле мы всю ночь до рассвета пили за ваше с Сефирусом здоровье. Так что за нравственность будущей принцессы можешь не переживать. Ты лучше расскажи, как сама?...
      - Никак, - Элайя перебила подругу.
      - Совсем?
      - Он усыпил меня пением, - Элайя взялась за гребень, принесённые подругой, и принялась расчёсывать волосы.
      - Хитро, - Таролин вторым гребнем прочёсывала волосы подруги на макухке и затылке. - Железный он у тебя: больше полугода в замке живёшь...


      Элайя ответила молчанием. За полчаса они закончили с причёской, и Таролин помогла подруге одеться в светлое узкое платье, поверх которого накинули широкое тёмно-синее платье, собирающееся в пышные сладки, подвязав его под грудью широким узорчатым поясом. Простоту наряда Сериндэль обыграла роскошью тканей: нижнее было из дорогого восточного шёлка, всё покрытое вышивкой в тон ткани, верхнее - из мягкой парчи.
      Ритуалом, ради которого Таролин разбудила подругу, оказалась передача ключа. По обычаям людей Севера на второй день после свадьбы муж должен был передать ключ от своего дома, признавая её хозяйкой и главной управляющей. Со временем обычная процедура превратилась в пышную церемонию, ключи потеряли своё изначальное предназначение и стали скорее произведениями ювелирного искусства - вторым украшением, который дарил мужчина своей супруге, после кольца. Элайя откровенно веселилась: ключ, каким бы вычурным он ни был, стоило бы отдать Ниване. И так бы она и сделала, если бы Сефирус не сказал ей, что подаренный ключ зачарован. Чары заключались не столько в нём самом, сколько в набалдашнике, который был выполнен в виде дракона, обнимающего чёрный кристалл.
      Дождавшись такой процедуры распределения власти, гости стали разъезжаться. Теперь жёны соседних феодалов признавали Элайю равной себе - может у эльфов колец носить не принято, зато ключ передали. Эльфийка же не могла нарадоваться тому, что замок пустеет.
      Проводив последний поезд, эльфийки собрались в покоях Элайи, чтобы рассмотреть подарки. Занимались этим в основном Сериндэль и Ринель, Элайя сидела с тем отсутствующим видом, что был у неё на девичнике, Таролин рядом что-то шёпотом рассказывала подруге. Та периодически краснела и хихикала. Мужчины из эльфийской свиты после передачи ключа собрались в кабинете хозяина замка и беспокоили только кухню, периодически требуя к себе ещё вина и закуски.
      - У этих людей совершенно искажённое представление о прекрасном! - причитала главная портниха Империи и Престола. - Вы видели их наряды? Я думала, сойду с ума от такой мешанины цвета. Как же они не поймут, что дорого - не значит красиво.
      - На их языке это слова, означающие примерно одно и то же, - вяло отозвалась Элайя.
      - Переизбыток дороговизны означает вульгарность, - назидательно ответила Сериндэль.
      - Согласна, но думаю, что моё сегодняшнее платье они восприняли чуть ли не как оскорбление. В их представлении оно слишком простое, а ведь я жена лишь второй день.
      - Эли, я вот не знаю, что хуже: платья людских женщин в первый день или их смена во второй!
      Эльфийки рассмеялись. Элайя с тем же безразличным видом перебирала подаренные украшения, лежащие перед ней на столе. Некоторые из них были верхом той самой вульгарности, другие вполне подходили под некоторые её наряды - их эльфийка откладывала в отдельный ларец. Её внимание привлёк серебристый кулон с зелёным камнем, обрамлённым металлом. Девушка долго крутила его в руках. Кто мог его подарить? Камень был прозрачным и хорошо огранённым. Огранки за металлическим узором видно не было, но благодаря ей он прекрасно преломлял и отражал свет. Металлический узор включал в себя растительные мотивы, столь любимые племенем Дивных. Вещь была явно не человеческой, но и подарки от своей свиты Элайя знала - кулон был не из них. Так или иначе, он притягивал к себе. Девушка решила надеть его, хотя по цвету он не очень подходил к платью. Однако, стоило металлическому замку щёлкнуть на тонкой шее, как камень, словно впитав в себя цвет платья, стал из зелёного синеватым. Хитро! Надо будет попробовать на других цветах... В покои зашла Жани и сообщила, что господа изволят видеть девушек в гостевом зале.
      Мужчин они нашли на удивление трезвыми и свежими, хотя они пили с утра. Дракон поднялся на встречу, когда в зал вошла Элайя, и взяв её под руку, объявил, что он и вся эльфийская свита вынуждены покинуть сегодня замок на некоторое время. Женщины потребовали подробностей, но и дракон и эльфы уклончиво отвечали что-то про разгулявшихся в округе разбойников. Отъезд назначили после обеда.
      Элайя спустилась в кухню, чтобы распорядиться на счёт обеда, там её догнал Сефирус.
      - Hir, что происходит? Я понимаю, вы отчего-то не хотели говорить при всех...
      - Melli, нам действительно надо уехать. Элмор и мои друзья привезли кое-какие сведения, касающиеся Чёрного, нужно их проверить. Да и в округе сейчас не спокойно. Поэтому не покидай пределов замка, пока я не вернусь. Подруг тоже не отпускай. Сериндэль мы заберём с собой и проводим до безопасных земель. Всё управление переходит в твои руки.
      - Ну эт мы поделим! - с усмешкой влезла в разговор Нивана.
      - Нивана! - излишне громко позвал её дракон, но потом смягчился: - Введи hirin Элайю в дела замка. По всем вопросам чтобы обращались к ней. То же касается приёма гостей. В моё отсутствие ты - мой голос, - это уже было сказано эльфийке.
      - Мы вообще не можем покидать замок? А как же роща?
      - Ты слышала, что я сказал? Вообще. За рощей присмотрят слуги. Из гостей принимать только женщин. В прочем, они и сами будут ездить к тебе без супругов. И ещё. Ночевать будешь в моей спальне. Грег остаётся в замке, он тоже будет там. Я велю повесить балдахин, чтобы ты не смущалась. Но спать - только там и только в его присутствии.
      - Всё так... серьёзно? - Элайе не очень понравились его последние слова.
      - Достаточно, чтобы я боялся оставлять тебя одну, - дракон обнял супругу. Та от неожиданности не успела никак отреагировать, просто уткнулась носом в чёрную рубашку мужа. Тот освободил одну руку и потянулся ею к кухарке: - Нивана, под твою ответственность оставляю. Что случится - три шкуры спущу.
      - Да уж понятно, господин, - она хоть и улыбалась, но в голосе слышались серьёзные нотки.
      - А можно, - пробормотала Элайя, - девочки со мной спать будут?
      - Можно, - Сефирус глухо рассмеялся, явно представляя себе эту картину.
      Обед прошёл почти в полной тишине. Мужчины видимо сговорились не посвящать женщин в подробности своей поездки, а женщины и не настаивали, понимая, что всё равно не расскажут. Слышался только стук ложек о тарелки. Элайя почти ничего не ела.
      - Не по нраву, госпожа? - Нивана обеспокоенно спросила хозяйку замка.
      - Не хочется что-то...
      - Вы и вчера ничего не ели - я всё видела! И сегодня вот голодом себя морите! И так худенькая, а то вообще в доску стиральную превратитесь. Сомневаюсь, что это это лорду понравится. А всыплют мне потом!
      Гости за столом рассмеялись, Элайя покраснела, Сефирус очень выразительно посмотрел на кухарку, но та лишь развела руками - не права я, что ли?
      - Нивана, я видела, вы пекли пирог сладкий. Вот я его дождусь, - Элайя попыталась умилостивить женщину, та неохотно согласилась с тем, что хозяйка замка съест хотя бы пирог.
      Прощались в такой же тишине, как и обедали. Ринель робко держала Элмора за руки и смотрела в глаза. Принц взгляд прятал, словно сожалел, что не может сказать своей почти невесте, куда уезжает. Таролин по-дружески обнимала Айвиона, несколько раз успев тыкнуть пальцами под рёбра. Сериндэль всплакнула прощаясь с девушками, обещала доделать платье Ринель как можно скорее. Элайя стояла, не зная, как себя вести: одни тут вроде почти помолвлены, о связи других говорить не принято, но о ней все знали, а она - законная супруга, но может ли она показывать свои чувства? Должна ли она их показать? В конце концов она сорвалась с места, подбежала к дракону и прильнула к его груди. Мужчина ласково обнял девушку, улыбаясь, склонился к ней - Элайя подняла лицо - и губы их соприкоснулись. Наверно, если бы не гнетущая атмосфера отъезда, то эльфийская братия разразилась бы аплодисментами. Но вместо этого эльфы просто шумно выдохнули. Элайя, смутившись, отпрянула от мужа и опустила пальцы на подвеску в виде ключа, которую он подарил утром. Отряд выехал за ворота замка.



Диабла фон Тойфельхен

Отредактировано: 29.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться