Игра Гаспара

Размер шрифта: - +

Глава 2

Вторник, 3 апреля, 8:50 утра

Анна не успевала на работу. Каша лежала повсюду: маленький Пьер сегодня вел себя особенно капризно.

- Франсуа, ты не мог бы мне помочь? Я опаздываю. Франсуа!

- Да, дорогая, уже иду!

Супруг быстрым шагом вошел в кухню, сгреб жену в охапку и поцеловал. Затем схватил бумажное полотенце и сначала методично протер личико ребенку, а потом стол. Малыш скривился, подцепил ложкой новую порцию кашки и бросил ее на пол. Франсуа и Анна дружно улыбнулись этому милому протесту.

- Ты свободна! Я справлюсь.

- Ладно, тогда я пошла. До вечера!

- Будь осторожна.

Анна поцеловала сына в макушку, чмокнула мужа, быстро оделась и выскочила на улицу. Служебный ситроен ожидал ее у тротуара.

***

Каждый гражданин, истинно любящий свою страну и заботящийся о ней и своих соседях, должен обладать таким недостающими ныне качествами, как сострадание и самопожертвование, а Гаспар был именно таким гражданином. Он погрузился в чтение специальной литературы, стал задавать вопросы на форумах, консультироваться с профессионалами, нашел массу любопытных историй о самопожертвовании, и пришел к важному для него выводу: все они содержали описание некой героической жертвы.

Всё больше и больше он убеждался в своем особом предназначении, с наслаждением смакуя детали предстоящего спасения мира. Благодаря жертве, он сможет изменить общество, освободив его от предрассудков и маниакального поклонения бесчисленным фетишам и ложным богам, доказать, что еще не всё потеряно, что можно исправиться и встать на праведный, и самое главное, верный путь, наполнив жизнь Гаспара и жизни окружающих смыслом. А что самое важное — он сам будет этой жертвой, которую принесет во имя человечества.

Жертва, размышлял Гаспар, — это отречение и боль, но лишь боль и страдания способны открыть глаза окружающим, только они могут перевоспитать. Но как воспитать всех? Применить экзекуцию только к одному или нескольким? Достаточно ли будет небольшой группы людей, чтобы в общем итоге помочь всем? И кто это должен быть? Элита, средний класс или отбросы общества? Как решить, кому жить, а кому умереть? И, наконец, какая вероятность, что люди подобного сорта соберутся в одном месте? Постепенно возникло некое подобие плана.

Гаспар прозрел, его жизнь уже не казалась бесцельной и тупой. Бессонница пропала, кровяное давление стабилизировалось, пульс вернулся в норму. Прежнего Гаспара больше не было, он целиком растворился в своей идее. Однако его замысел точил червь сомнения. Нельзя действовать бездумно, нужен четкий план, иначе сакральный смысл задуманного будет утрачен, и вся затея выродится в нечто ужасное — примитивное массовое убийство. А Гаспар этого не хотел. Он по натуре был ярым противником насилия и в своё время боролся с ним, как мог.

Поэтому он придумал Игру. В ее рамках концепция собственной жертвы ради всеобщего блага и свободы выглядела не так мрачно. Правда, об игре знал только он, но это было не важно, потому что ему казалось, раз он о ней знает, то и другие тоже.

Игра превратилась для Гаспара в навязчивую идею. В ней он отвел себе главную роль — строгого и пристрастного судьи, мужское воплощение Фемиды. Судья определяет меру вины каждого участника. Да, именно так, к игроку нужно относиться предвзято, иначе оценка его действий и качеств будет в корне неверна. Всегда хватало людей, которые выделялись особой, изощренной жестокостью или абсолютным равнодушием, к ним следовало приглядеться особенно внимательно. Такими Гаспар и видел пассажиров поезда метро, в котором ежедневно ездил на работу. Этот поезд он выбрал местом будущего действа. Осталось обозначить круг избранных.



Евгений Марков

Отредактировано: 11.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться