Игра королевы

Font size: - +

Глава 9

Перед тем, как лечь спать, я привычно проверил маячки. Так и не довелось навестить никого из банды – Тишка запретил. В условиях чужого мира приходилось беспрекословно слушаться этого полосатого интригана.

У меня свой интерес в проверке маячков. И сегодня я, наконец, дождался: их стало пять. Вернее, их всего восемь. У каждого есть еще один, связанный с фигуркой из коллекции Дженни. Эти координаты сливались, поэтому я чувствовал всего четыре метки. И вот их стало пять, значит, кто-то побывал у Дженни и оставил ей маячок! Или случайно потерял? Или это ловушка? Рейо побери!

Я прошелся по комнате, которую снимал в гостинице. Прошелся – громко сказано. Три шага в длину, вдоль кровати. «Дешево, нам подходит», - так высказался Тишка, когда привел меня сюда.

Гостиница на окраине столицы. Два этажа – внизу обеденный зал, наверху комнаты. «Удобства» - во дворе. Даже просто помыть руки – бежать вниз, к бочке с рукомойником.

- У тебя деньги местные есть? – поинтересовался Тишка, когда я предложил поискать что-нибудь поприличнее.

- Откуда?

- А у меня откуда? Вот все, что наскребли. – Он кинул мне в ладонь мешочек с монетками. – Ищи работу, принц. Или можешь ограбить кого-нибудь. Тебе это раз плюнуть, тут магов почти нет.

Воровать я не мог. Ради чего? В конце концов, спать есть где, на тарелку супа денег хватало. Интересно, кто «наскреб»? На этот вопрос Тишка, конечно же, не ответил.

- Жди. Погуляй по городу, послушай, присмотрись. Работу поищи. Документы будут спрашивать – говори, украли по дороге. Мол, в столицу за лучшей жизнью приехал. И не свети свое благородное происхождение, будь добр. Попроще, попроще…

Я гулял: по центру, по базарной площади. Слушал, о чем говорят простые люди. Присматривался к поведению, к обычаям. Работу искал, но не постоянную, а временную, сдельную: разгрузить, погрузить, донести. Все, что угодно, лишь бы занять себя и вынести вынужденное ожидание. Заработанных денег хватало на стакан орешков для Тишки, на приличный ужин, на посещение бани, на стирку одежды.

Тишка появлялся каждый вечер, спрашивал о прошедшем дне. Общались мы мыслеречью, стены в гостинице хлипкие.

Из разговоров в торговых рядах я понял, что правлением Карла, в общем-то, недовольны. И налоги высокие, и законы жесткие, и взятки в ходу. Про магов почти не говорили, они тут вроде как наши инквизиторы – особая каста. На вернувшуюся принцессу возлагали надежды, но сетовали, мол, девчонка, юная и глупая, не переиграть ей старого короля.

Тишка слушал, кивал, грыз орехи, отделывался фразой: «У Джен все в порядке, у банды тоже», и исчезал до следующего вечера. Сегодня он уже тут побывал, так что о моем визите к Дженни он узнает только завтра. Ловушка или нет, но я решил рискнуть, пока и это не запретили.

Кто его знает, какое там расписание во дворце. Наверное, в три часа ночи принцесса точно одна? Я переместился по маяку, тщательно спрятавшись за пологом невидимости.

Дженни не спала. Она сидела в кресле, поджав ноги, и смотрела прямо на меня. На столике у кровати горел тусклый ночник. Я практически не видел ее лица – она находилась в тени. Длинная белая сорочка, на плечах – плед. Окно открыто, в комнате прохладно. Кровать разобрана, но не смята.

- Привет, Бес.

От ровного тихого голоса меня бросило в дрожь. Как долго я ждал этой встречи! Как давно я не слышал мою девочку… Твою? Остынь, Коул. У тебя никогда не было на нее прав, и свой шанс ты уже упустил.

Обнять бы ее, зацеловать всю, с макушки до пяток, затискать! Дженни, Дженни… Я ощущаю твой запах – такой родной, такой знакомый. И не смею прикоснуться.

- Привет, Джен.

Я вышел из невидимости, шагнул к ней и прежде, чем она успела меня остановить, опустился на колени возле кресла.

- Прости меня, пожалуйста.

Она постриглась. Волосы стали короче, едва достают до плеч. Ей идет, хотя длинные пряди мне нравились больше. Я любил зарываться в них лицом…

- Простила.

Отчего-то это короткое слово – хуже пощечины. Надо радоваться? Мне не придется оправдываться, объяснять, умолять. Лучше бы пришлось. Тогда был бы шанс, что после всего Дженни улыбнется мне тепло и ласково, как умеет только она. Тогда мороз не продирал бы до самых косточек от ее ледяного взгляда.

- Дженни…

- Встань с колен, пожалуйста. В этом нет нужды.

Глупо, конечно. На теплый прием я и не рассчитывал. Неловко встал, оглянулся в поисках места, куда бы присесть. Замер, подумав, разрешат ли мне остаться. Беспомощно посмотрел на Дженни.

- Садись на кровать, - кивнула она. – Больше все равно некуда.

- Дженни, ты не простила меня…

Это вырвалось против воли. Мне даже противно стало, я веду себя, как ребенок. Наверное, лучше уйти. Как я ждал этой встречи! Как же мучительно смотреть и не сметь прикоснуться. Не сметь произнести ни единого ласкового слова. Не сметь надеяться.



Эльвира Плотникова

Edited: 19.11.2017

Add to Library


Complain