Игра на двоих

Размер шрифта: - +

Часть шестая

ПРОДА 21.08

 

Кабинет верховного магистра встретил Арни уже знакомыми тишиной, приглушенным светом и легким, не развеявшимся до конца, запахом табака.

Сам хозяин кабинета в это время сидел за своим столом, переплетя пальцы на кожаной папке с какими-то бумагами и выжидающе смотрел на вошедших. За его спиной мрачным палачом стоял Ашер дей Эвальд.

- Прошу вас, шерс Тимар, шерс Дайми… Арнелла, - Ноделинг жестом указал девушкам на стулья. – Я крайне разочарован тем, что вы снова находитесь здесь по такому поводу.

Арни промолчала и покорно опустилась на стул.

- Прошу прощения, шерсин Ноделинг, - заговорила Шагрин. – Я бы хотела вам все объяснить, поскольку Арнелла ни в чем не виновата.

Ноделинг остановил ее жестом.

- Я не стану тратить время на выслушивание ваших оправданий. К тому же, шерсин Эвальд, - он кивнул в сторону Ашера, - Уже все мне рассказал.

Верховный магистр тяжело вздохнул и еще раз посмотрел на девушек.

- За подобные эксперименты я должен немедленно отчислить вас из Академии и отправить по домам.

Арни нервно теребила край мантии и упорно рассматривала бронзовый подсвечник с витиеватым узором. Поднять глаза на Ноделинга она боялась, ожидая его приговора, а взглянуть на Эвальда, который вот уже несколько минут сверлил ее глазами, попросту не хотела.

Шагрин же наоборот улыбалась. Легко, едва заметно, но как-то нервно и взволнованно. Впрочем, даже это удавалось ей просто восхитительно и грациозно. Арни даже позавидовала ее умению держать себя. Шагрин и тетушка Киралима – вот кому всегда удается выглядеть королевами.

- Но, увы, - Ноделинг выразительно взглянул на Шагрин. – Я буду вынужден нарушить правила Академии и умолчать о произошедшем инциденте. Поскольку, мне известны кое-какие обстоятельства из вашего, шерс Тимар, прошлого.

Девушка тут же помрачнела и отвела взгляд.

- Не стоит обижаться на меня, - мягче продолжил верховный магистр. – Вы совершили серьезный проступок, Шагрин, но мне прекрасно известно, на что может толкнуть человека отчаяние. К тому же, я вижу, что вы раскаиваетесь в своей опрометчивости. Я прав?

- Абсолютно правы, шерсин. Я совершила большую ошибку.

- Нельзя тревожить мертвых, Шагрин. Нельзя касаться запретного без особой на то необходимости. Даже если нам очень больно.

Арни взглянула на Эвальда.

Его лицо было непроницаемым. Казалось, что он предпочел не слушать того, что говорит Ноделинг, или же, ему это попросту не нравится.

Сразу вспомнились те сплетни о Шагрин, которые девушка слышала в Рэйлате. Правда, она не могла поверить, что сестра Мариара решилась на такой опасный поступок. Арни как могла уговаривала себя, что не должна лезть в чужую жизнь, но ей безумно захотелось узнать, ради чего она рисковала.

- Что касается вас, шерс Дайми, - Ноделинг перевел глаза на саму Арнеллу. – То, я верю, что вы просто хотели помочь. Или же не хотели. Но, честно говоря, девушки, я не имею ни малейшего желания разбирать, почему вы обе оказались в той злосчастной комнате. Каждая из вас нарушила правила и не имеет значения, по какой причине. Факт остается фактом. Надеюсь, вы не будете слишком оскорблены, если я не стану отягощать вас просьбой объяснить произошедшее?

- Нет-нет, - замотала головой Шагрин.

Ноделинг кивнул.

- Но и оставлять безнаказанной вашу…гм..шалость, - на этом слове Эвальд скептически поджал губы. – Нельзя. Мы с шерсином Эвальдом решили, что наказания сроком на две недели вам будет достаточно.

Эвальд негромко кашлянул и осторожно произнес:

- Шерсин, позвольте добавить. Я считаю, что на это время у девушек стоит забрать браслеты. Думаю, это позволит им понять, насколько важно то, о чем мы с вами говорим нашим студентам на протяжении многих лет.

Арнелла бросила на обоих магистров ошеломленный взгляд. В Рэйлате без браслета? А как же занятия, тренировки, бытовая магия, в конце концов?

- Я уверен, что для исполнения назначенного нами наказания, браслеты им совершенно не понадобятся.

При этих словах на лице Эвальда мелькнула такая издевательская ухмылка, что Арни сразу поняла – добром это не кончится. Во всяком случае, последствий не миновать.

- Что ж, - раздумав минуту, ответил Ноделинг. – Шерсин Эвальд прав. вам не помешает немного понять, что означает для мага проводник его энергии. Прошу ваши браслеты, шерс.

- С радостью, шерсин Ноделинг, - Шагрин решительно сняла украшение с запястья и положила его на стол с таким видом, будто бы мечтала об этом лет сто.

Арнелла неспешно расстегнула застежку. Браслет коротко вспыхнул и жалобно звякнул о дерево. Все это она проделала под пристальным и насмешливым взглядом Ашера дей Эвальда, что оказалось самым невыносимым.

- А теперь сообщаю вам, что с этого дня вы обе попадаете в распоряжение шерс Грайты дей Арсы.

Девушки непонимающе переглянулись.

- Каждый день, в том числе и выходные, вы будете приходить в библиотеку и помогать ей с уборкой, расстановкой книг, составлением картотеки и всем, что она прикажет. Делать все это предстоит без помощи магии. И поскольку я не смогу лично контролировать исполнение, шерсин Эвальд будет следить за вашей работой, девушки.

«Не сомневаюсь», - подумала Арни и едва сдержала мучительный выдох.

Похоже, Эвальд становился ее личным кошмаром, который преследует не только во сне, но и наяву. Арнелла и сама не могла объяснить природу своей неприязни к преподавателю. Первая злость уже улеглась и как-то стерлась, но стойкое чувство вражды не проходило.

На пару минут в кабинете повисло молчание. Ноделинг смотрел на студенток. Шагрин пыталась сохранить невозмутимое лицо. Арнелла переводила глаза с верховного магистра на Эвальда. А Эвальд просто усмехался.



Amalie Brook

Отредактировано: 24.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться