Игра на нервах. Том 2.

Размер шрифта: - +

Глава 2

Ростислав Андреевич Носкин не любил дешевые вещи. Он люто ненавидел запах экономии, цвет безденежья и вкус бедности. Поэтому в его руке очутилась не какая-то там дешевка, а увесистые настольные часы в глыбе кварца с золотыми прожилками. Ростислав метнул ее через стол в паренька, сидевшего напротив. Попал – зашиб бы, но паренек резво уклонился и часы врезались в панорамное окно кабинета Носкина. Стекло выдержало, не вывалилось, но покрылось сеточкой мелких трещин.

Паренек, оглянувшись и увидев трещины на стекле, резко побледнел. Еще один участник этой сцены, высокая рыжая женщина в деловом костюме, сидевшая закинув ногу на ногу в другом кресле перед Носкиным, глядя на попытку убийства и глазом не моргнула. Будь ее воля, она сама бы пристукнула Бориса, возглавлявшего IT-департамент компании Nextlife. Ведь из-за его халатности компания лишилась примерно тридцати процентов от запланированного дохода. Что- что, а деньги она считать умела, недаром в той же компании она работала вице-президентом по финансам.

– Как ты мог ЭТО проглядеть?! – Носкин не орал. Он выдавливал каждое слово с максимальным презрением.

– Да причем тут я? – пискнул Борис, – у нас все было под контролем. Это просто сбой…

– Сбой?! Сбой, твою мать?! Сбой это когда дома свет гаснет! Ненадолго! А это не сбой, Боренька, это убытки! – Ростислав Андреевич развернулся к молчавшей до этого момента женщине, – сколько мы потеряем?

– Много. Очень много. Аналитики еще просчитывают, но там цифра с девятью нулями точно вырисовывается.

– Слышал? У тебя в подчинении полторы тысячи человек и это только штатные сотрудники. Плюс в десять раз больше внештатных! И вся эта кодла вовремя не могла отследить, что в игре что-то пошло наперекосяк?!

Носкин сходил с ума от злости не на пустом месте. У Четырехземья, как у проекта с громадным бюджетом, был план развития на десять лет вперед. По этому плану на первом этапе игроки «запускались» только в четыре Стихийных локации, которые были разделены между собой труднопроходимой границей под названием Пелена. В этих глобальных искусственных «песочницах» игроки раскачивались, входили во вкус и нагуливали жирок. На втором этапе Пелена должна была исчезнуть, обновляя игровой процесс и предоставляя игрокам новые возможности для развития. Такая стратегия была тонко рассчитана психологами – для постоянного поддержания интереса к игре у человека должны быть пределы, за которые можно вырваться. Эти границы возможного должны были исчезать поэтапно. Сначала спала бы Пелена, потом игроки должны были получить постоянный доступ на Плато Равновесия, а на третьем этапе им бы покорилась и Тронная Гора, расположенная в самом центре Четырехземья.

Но четко выстроенные планы были разрушены в один момент, в ту самую секунду, когда рухнула Пелене между Фальдоррой и Бореей. С какой радости это случилось, главный айтишник объяснить не мог. Поэтому Боря сидел, бледнел, блеял и старательно уворачивался от швыряемых в него тяжелых предметов.

– Это один из Искинов зачем-то изменил игровой сценарий, – в сотый раз попытался оправдаться Боря, – это не было ошибкой, это…

Договорить Носкин ему не дал.

– То есть ты сейчас мне хочешь сказать, что Искины, что хотят то и творят? Завтра они решат, что мы им вообще не нужны, устроят революцию и все наши доходы начнут в благотворительный фонд перечислять?

Боря глупо хихикнул.

– Да вы что, это невозможно…

– Невозможно? Ты мне сколько раз говорил, что Искины не могут выходить за четко определенные рамки? А они вышли!

– Мои люди сейчас работают над тем, чтобы понять, какой искусственный интеллект и зачем это сделал.

– Не на то время тратишь! Сначала надо тушить пожар, а потом уже выяснять, откуда он взялся. Сейчас же восстановите разграничение между Бореей и Фальдорры. Сценаристы должны будут придумать логичное объяснение для игроков. Через два… нет, через час мне доложишь, что все улажено, понял?

На Бориса было жалко смотреть, он отлично понимал, что за отведенный час такую работу не проделать. Но сказать об этом Носкину, значит погибнуть смертью храбрых, но глупых на месте. Лучше уж прожить хотя бы часок, а потом постараться от Носкина отбрехаться. Боря открыл было рот, чтобы пообещать выполнить невыполнимое, но дверь в кабинет Носкина открылась и в нее проскользнула секретарь.

– Ростислав Андреевич…

– Я же просил не дергать меня! – дурное настроение Носкина перекинулось и на секретаршу, – у нас очень важное дело!

Секретарь испуганно захлопала ресницами.

– Но там тоже важное…

Носкин зарычал, но секретаря выслушал. И уже через одну минуту он садился в личный квадракоптер на крыше бизнес-центра, на ходу подгоняя водителя и разрешая ему нарушать все мыслимые и немыслимые правила воздушного движения.

Квадракоптер приземлился возле белого купола клиники экстренной нейрохирургии. Двигатели машины, подвывая, еще только останавливались, а Носкин катился по коридорам клиники неудержимым цунами, не отвечая на вопросы врачей и отмахиваясь от медсестер. Свой забег он завершил только в палате, где на кровати под прозрачным куполом лежала болезненного вида девушка. Его дочь.



Денис Деев

Отредактировано: 30.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться