Игра на нервах. Том 3.

Размер шрифта: - +

Глава 6

Поговорить братьям не удалось, моряне разгулялись не на шутку. Не успели Морисиус с Найдом выбраться на берег, как в воду со скалы посыпался целый град из орущих похабные песни островитян. Слегка протрезвев, они ломанулись на берег, по пути захватив с собой и братьев. Найд и глазом моргнуть не успел, как оказался сидящим посреди морян, поднимающих кубок за кубком за здравие Кейна и его очаровательной жены.

– Что-то все происходящее мне начинает напоминать свадьбу, – напрягся Найд.

– Ну и что? Хорошо же сидим, – осушил махом свой бокал Морисиус.

– Ага, а я потом хорошо лежать буду. Дня три-четыре, – наученный горьким опытом ответил странник, – мне бы свалить.

– Боюсь, что наши новые друзья слишком гостеприимны, они тебя просто так не отпустят.

– Это да, – вынужденно согласился странник, глядя на отплясывающего вокруг костра Кейна, который махал руками, приглашая присоединиться, – отвлечь их как-нибудь надо.

– Отвлечь? – Морисиус хитро глянул на брата, – это я могу.

Морисиус вышел на середину круга и с размаха воткнул свой посох в землю.

– Хорош пить да жрать! – крикнул путешественник, и все взгляды обратились к нему.

Из посоха вырвалось несколько прямых синих лучей. Они начали все быстрее и быстрее вращаться, образовав сплошную светящуюся стену. В этом мельтешении начали проступать какие-то контуры. Найд напряг зрение, пытаясь рассмотреть детали, но еще миг и картинка, которую проецировал посох Морисиуса, стала реалистично четкой.

Перед изумленными морянами прямо в воздухе висела воронка водоворота. Над этим морским чудом пролетала небольшая стая альбатросов. На фоне водоворота эти величественные птицы выглядели мелкими песчинками, что говорило об исполинском размере воронки. Вода, закручиваясь и пенясь, свергалась вниз единым бурным потоком.

– Бездна, – прошелестел шепот по рядам застывших морян.

– Дааа, – самодовольно заметил Морисиус, – это Великая Бездна. И я был там.

– Жилище Матери Черепахи, – Кейн прошелся вокруг воронки, – но как ты выжил? Никто не может приблизиться к Бездне и уйти оттуда. Она затягивает все вокруг!

– Я могу об этом поведать… если кто-нибудь наполнит кубок.

Сразу несколько человек повставали со своих мест, чтобы налить вина Морисиусу. Рассказ предстоял очень увлекательный, но Найд представил, сколько раз будут подниматься бокалы во славу Черепахи в частности и Фальдорры в целом, и решил поберечь здоровье и тихо удалиться. Благо строители-добровольцы понаставили на террасе несколько шалашей, в одном из которых странник, наконец, и обрел покой.

Проснулся Найд от солнечного луча, нагло светящего ему прямо в лицо. Причина появления окна в плотном покрове шалаша оказалась проста – в лицо полусонному Найду смотрела довольная морда Верного, похрумкивающая нежными молодыми веточками и листьями.

– О! Проснулся? – Найд повернул голову на голос и увидел Кейна, – и вовремя! Братец твой вчера с вином перебрал и опять начал болтать про единство всех народов Четырехземья. Про цель вашего визита в Пелену он, хвала Черепахе, ничего не сказал, но у наших возникло нехорошее подозрение.

К шалашу подошел держащийся за голову Морисиус.

– Не помню. Ничего не помню. Может и сболтнул лишнего.

– Зато я все отлично помню, – уверил Первый Убийца, – не подумайте, что я вас прогоняю, но…

Кейн обвел взглядом террасу, на которой в разных позах были разбросаны его соотечественники.

– Лучше вам тронуться в путь, пока они не проснулись и не начали задавать вопросов. Погостите у нас подольше, после того как… закончите дело.

Попрощались они быстро. Морисиус пообещал молодоженам привезти диковинный подарок из Пелены, а Кейн и Грация сказали, что будут их рады принять в своем новом доме.

Знахарь островитян потрудился на славу, Верный уверено нес на спине вес обоих седоков. Спокойное утреннее море разливалось под ними серебряной амальгамой. Куда лететь, где храм искать знал Морисиус, он и задал пегасу направление. Но после получаса лета перед ними возникло препятствие, с точки зрения Найда непреодолимое.

– Как это перелететь?! – спросил Найд у брата, глядя на то, как водяная гладь невообразимым образом загибается под прямым углом к земле, устремляется ввысь и образует перед ними стену. Да черт возьми, по этой «стене» даже волны идут, как по нормальному морю!

– Это не перелетишь. «Это» простирается вверх до самого Небесного Купола. Это не пролетать надо, а пробивать.

– Чего?!

– Давай Верный! Разгонись, как следует! Мы пробиваем Пелену! Иии-хааа! – не отвечая Найду, вдруг заорал мудрый старший брат.

Его бесшабашность передалась и пегасу, Верный заработал крыльями, разгоняясь.

– Вы что задумали? Кто знает, какая там глубина…



Денис Деев

Отредактировано: 08.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться