Игра на семь миллиардов

Глава 0

В этой комнате тоже было очень светло. Белые стены, белый потолок, белый пол и никаких окон. Видимых источников света не наблюдалось, но яркость была почти такая же, как и несколькими секундами раньше. Или с того момента прошла уже вечность?

Алексей ощупал себя. Руки на месте, ноги на месте, голова тоже, ангельских крыльев за спиной не выросло. Вероятно, плохо себя вел в земной жизни, не набрал очков на такой высокий статус. Впрочем, нет никаких намеков и на рога, что определенно хорошо. Если это и есть загробная жизнь, то она лишена многих условностей. Если же нет… Кто знает, вдруг это вообще последний спазм мозга и галлюцинация, сжатая в тысячную долю секунды, после которой настанет конец всего.

Он обошел помещение по периметру, потрогал стены. Неужели все действительно заканчивается путешествием по светлому коридору, в конце которого расположена вот эта комната? Если так, то словосочетание «тот свет» содержит в себе достаточно конкретный смысл.

– Как вы себя чувствуете, Алексей Степанович?

Очень спокойный и добрый голос прозвучал из ниоткуда, как слова того невидимого диктора, объявившего воздушную тревогу. Не дождавшись ответа, невидимка продолжил:

– Не переживайте. Вы еще не умерли. И если вы сейчас думаете, что очутились за пределами вашей реальности, то правы лишь отчасти.

Алексей собрался и задал вопрос, который бы задал на его месте любой:

– Вы Бог?

– Сложно сказать, – бесстрастно заявил голос, – Мы сами давно размышляем над этой логической задачей. С одной стороны, мы не являемся богами в терминах, установленных вашей мифологией, но с другой, по своим возможностям, определенно, приближены к богам. Лично я считаю, что мы не должны причислять себя к богам, так как не наделены функцией созидания живых существ иного вида, чем тот, к которому относимся сами. Некоторые коллеги со мной согласны, некоторые нет. Но это сейчас не играет роли.

Наступила пауза, во время которой Алексей, не считавший себя специалистом в вопросах теологии, попытался осмыслить и переварить услышанное. Если это не Бог, то только пришельцы. Хотя, какие же они пришельцы, если то он сам к ним, так сказать, пришел?

Невидимка решил поставить точку в этом вопросе:

– Если вам так проще, то считайте меня богом. В конце концов, вашу жизнь спас именно я. Вы успели увидеть яркий свет?

– Да.

– Это световое излучение, возникающее в результате ядерного взрыва. Вас удалось переместить перед самой гибелью. Все, кто находился в той точке времени и пространства, уже мертвы. Можете считать себя счастливчиком. Вы почти не застали ядерной войны.

– И где я сейчас?

– Это Нуль-станция. Название символическое. Представьте, что вы находитесь в начальной точке отсчета, на нулевой отметке событий, которые с вами произойдут.

Значит, не Земля. И не загробный мир.

– А как же Земля? Все погибли? Вся планета, все люди на ней? Это же почти невозможно, кто-то должен был остаться в живых.

– В чем-то вы правы. То, что произошло с вами, отнюдь не уникально. Но об этом мы поговорим немного позже. Если рассуждать о последствиях взрывов, которые произошли в разных точках планеты, то, безусловно, погибли далеко не все. На вашей планете немало мест, где погибших почти не будет, война пока обошла их стороной. Но механизм запущен. Человечеству, вероятно, не удастся оправиться от такой катастрофы. Оно вымрет или деградирует до уровня животных.

Инопланетянин (все же, в это проще поверить, чем во встречу с Господом) излагал все очень спокойно и четко. Так, словно речь шла не о гибели планеты, а о каком-то малозначительном событии вроде просыпавшихся на диван чипсов.

– Вы спасены не только от индивидуальной смерти. Вы избежали участи погибнуть в составе всего человеческого вида, общности, эволюционного феномена. Это больше, чем выживание одной особи.

Особи! Алексею вспомнились документальные фильмы о людях, похищенных пришельцами. Длинные иглы для взятия анализов крови или костного мозга, вращающиеся на сумасшедшей скорости циркулярные пилы, предназначенные для проведения лоботомии в стесненных условиях скромной лаборатории на космическом корабле. А о некоторых моментах, которые часто упоминали в своих рассказах многие похищенные женщины и совсем немногие мужчины, вспоминать и вовсе не хотелось.

– Будете ставить на мне опыты?

Инопланетянин, казалось, сдержался, чтобы не рассмеяться и сохранить серьезный и немного мрачноватый тон разговора.

– Нет, конечно. Это очень примитивный взгляд. Посудите сами, если мы обладаем возможностью мгновенно переместить вас в пространстве, говорить с вами безо всяких препятствий на вашем же языке, осведомлены о вашей культуре и так далее… Зачем нам проводить еще какие-либо исследования человека?

– Тогда зачем я здесь? Если вы про меня все знаете, и особой ценности для науки я не представляю, то для чего вся эта спасательная операция? – Алексей подумал, что наговорил лишнего и поспешил исправиться, – То есть, конечно, я вам очень благодарен за спасение, но хотелось бы выяснить причину внимания именно к моей персоне.

Интонация голоса немного поменялась. Теперь в нем звучала грусть.

– Мне нравится одно словосочетание, это название земной книги. «Трудно быть богом». Оно было бы идеальным, если его сформулировать немного иначе: «Скучно быть богом». Как развлекаться богам?

– Понятия не имею, – Алексей решил не упоминать об известных ему по мифам развлечениях древнегреческих богов. Это могло вызвать ненужные ассоциации и привести к нежелательным последствиям.

– Тем же способом, что и вам, смертным. Наблюдением за набором труднопредсказуемых случайностей. Вы смотрите фильм с захватывающим сюжетом, читаете интересную книгу, играете в любимую игру. Это тоже наборы случайных событий, искусно переданные авторами произведения или программы. Согласны?



Олег Брианов

Отредактировано: 31.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться