Игра на семь миллиардов

Главы 3-4

ГЛАВА 3

За все то время, что ушло на приготовление рекрутов к первой операции, Алексу ни разу не удалось толком подумать над тем, какое же задание ему нужно выполнить в этом странном мире. Только теперь, в транспортнике, вместившем еще пару сотен таких же зеленых солдат, как и он сам, у него получилось собраться с мыслями. По правде говоря, грядущая война больше походила на фарс, сами военные были карикатурными и смотрелись не очень серьезно, но зато все это действо никак пока не напоминало компьютерную игру. Умирать-то их готовили не в шутку, а по-настоящему.

С другой стороны, намек, сделанный чужим с Нуль-станции, был предельно прозрачным. Если речь об «игре в Игре», то цель, скорее всего, заключается в победе. При этом Алексу необходимо выжить, а если получится, то отыскать еще одного участника этого странного соревнования. Значит, остается только одно – грызть землю зубами, но продвигаться вперед вместе с отрядом, в который его без спроса записали. Попытаться добыть победу.

Он огляделся. В транспортнике новобранцы-десантники плотно сидели в два ряда, расположившись вдоль стенок летательного аппарата. Ни разговоров, ни даже перешептываний слышно не было. Каждый думал о своем, только бесшумно мигали крошечные датчики на блоках защитного поля, прикрепленных к шлемам бойцов. Приборы контролировали высоту и были готовы в любой момент включиться, чтобы защитить солдата во время десантирования. Местный аналог парашюта. Интересно, страшно ли падать, ожидая, сработает или откажет блок? Алекс прыгал с парашютом всего один раз в жизни, но большого удовольствия от процесса не получил и теперь опасался, все ли пройдет гладко. Хотя бы иллюминаторы сделали, чтобы посмотреть на планету с высоты птичьего (хотя, черт знает, кто у них тут водится вместо птиц) полета…

Алекс обернулся к соседу справа и попытался как-то подбодрить его:

– Ну, зададим кварлам жару?

Соседом оказался гуманоид достаточно плотного телосложения. Голова его была защищена шлемом, поэтому никаких проявлений эмоций Алексу разглядеть не удалось. Зато кулак, который он показал, выглядел очень внушительно, хотя бы по той причине, что был сложен не из пяти, а сразу из семи пальцев, каждый из которых был размером с небольшой огурец. Сложно сказать, что означал этот жест: «да», «нет» или «смотри, я занимаюсь боксом». Уточнений не последовало, да и уточнять было уже не у кого, так как в следующую секунду начался натуральный ад. Сработала система десантирования, бойцы посыпались из транспортника, как горошины из раскрытого стручка и устремились к земле.

Алекса вертело в воздухе, и он бы точно выронил бластер, не будь тот закреплен на правой руке специальным зажимом. Небо и земля менялись местами, и толком разглядеть, что происходит внизу, было довольно сложно. Вроде бы, там мелькали какие-то вспышки – бой вела легкая пехота, которую сбросили на позиции противника чуть раньше. Единственная запоминающаяся и цельная сцена состоялась здесь же, на высоте в сколько-то там чертовых хадров, но «запоминающийся» не значит «приятный». Одного из бойцов разорвало на куски прямо в воздухе, и теперь вместо десантника вниз летело несколько кусков голубоватого мяса. Сложно сказать, был ли это снайперский выстрел, или противник активировал систему ведения огня по воздушным целям, задумываться об этом не хотелось.

Наконец, сработало защитное поле. Вокруг Алекса возник полупрозрачный фиолетовый шар, и точно такие же шары материализовались со всех сторон от него. Кому-то, правда, не повезло. Блок активации защитного поля дал сбой, и несколько тел со страшным ускорением вошло в точно такую же серую грязь, к которой Алекс уже привык, находясь под куполом. Неизбежные потери, как сказали бы военные. Учитывая, что новобранцев готовили, скорее, теоретически, было удивительно, что погибших на этом этапе оказалось немного.

На земле шел бой, в котором участвовало несколько тысяч солдат с обеих сторон. Очевидно, для штурма сектора сюда подогнали силы из нескольких куполов, а наступление велось большими соединениями. Удивительно, но Алекс не заметил здесь никакой боевой техники. Могучие бронированные машины в бой не вступали, а атака велась исключительно силами пехоты. Не менее странными выглядели и позиции противника, расположенные в трех-трех с половиной сотне метров от места высадки. Фактически, вся линия обороны представляла собой длинный земляной вал, кое-где укрепленный каким-то хламом.

Защитники яростно палили из своих укрытий, наступающие бежали в сторону вала и тоже стреляли из бластеров. Больше всего сходства с таким сражением было у земных битв восемнадцатого и девятнадцатого столетий. Только вот редуты тогда были организованы лучше, и солдаты вели себя не как стадо баранов, а хотя бы строились в каре, колонны или шеренги. Наполеон и Кутузов, если им показать такое безобразие, сильно бы расстроились и приобрели немало седых волос от созерцания столь позорной баталии. Примерно такой же уровень организации царит на любительских пейнтбольных боях новичков. Офисные сотрудники в тщетных попытках растрясти лишние килограммы, изображают броуновское движение на огороженной территории, постреливая друг в друга шариками с краской.

Впрочем, здесь шариками с краской никто не стрелял. Здесь убивали один раз и взаправду. Пока Алекс пытался понять, в какую сторону и с какой скоростью ему нужно бежать, рядом с ним разорвало еще двоих бойцов, а один рухнул на землю, пораженный из менее разрушительного, но более точного оружия. Алекс прицелился в сторону укреплений и нажал на кнопку. Бластер плюнул зарядом, но определить эффект от выстрела было невозможно. Попал или не попал, черт его знает, хотя бы поучаствовал.

Будучи офицером запаса, классическим «пиджаком», Алекс не являлся отличником тактической подготовки и еще менее цельное представление имел о практике ведения боя, но пробелы в военной науке восполнили навыки туриста и охотника. Изучить ландшафт, занять наиболее выгодную позицию с хорошим обзором, постараться избежать попадания под перекрестный огонь. Хорошие и мудрые правила, идеальны для утиной охоты или засады на жирного глухаря. Но что ты будешь делать, если ближайшую выгодную позицию занял враг, ландшафт представляет собой грязевое поле без единого дерева или холма, за которым можно укрыться, а попасть под перекрестный огонь в таком хаосе даже проще, чем начать стрелять самому? Правильно. Бежать вперед, орать во все горло и палить перед собой, пока не закончатся заряды. А дальше, когда не поможет даже самая сумасшедшая логика, рассчитывать только на удачу.



Олег Брианов

Отредактировано: 31.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться