Игра. Ставки сделаны.

Размер шрифта: - +

Новая жизнь.

 

 

  Часть первая.

Новая жизнь.


 

Пролог.

  Пространство вокруг плыло мрачной дымкой, скрываясь от взглядов людей вне времени. Никто не подозревал, что в самом средоточии человеческого оплота находилось место пребывания древней цивилизации. Они не мешали, не переживали, не интересовались, поскольку их сила надежно скрывала от любопытных и жадных до знаний людей. Самати всегда умели хранить тайны. Как и наказывать предателей, как и награждать тех, кто привносил в их существование разнообразие.

  Вокруг темной статуи вился дым, поднимаясь из сложного рисунка на полу, окутывал изгибы мощной фигуры, но не позволял даже мимолетно рассмотреть черты лица. Казалось, что замерший каменный истукан нарочно играет с теми, кто пришел сюда. Заставлял разбудить любопытство, из которого рождался щекочущую жажду знаний. Но к счастью, приходящие сюда мало интересовались такими мелочами как его внешность, они надеялись получить совет или услышать правильный вопрос, который так и не смогли сформировать для себя самостоятельно. По большей части это место пустовало, оставаясь постоянно движущейся силой, которая в любой момент прольет свет или тьму, как того будет требовать ситуация.

Тихо... здесь не должно быть чужих мыслей, только проситель и ответчик.


 

Вошедший тяжело ступал по гладкому каменному полу, прихрамывая на левую ногу, он никак не походил на того, кто мог спрашивать и, тем не менее, быть им. Пошатываясь, он подошел к статуе и как подкошенный рухнул на колени. От мужчины исходила мощная аура, даже не смотря на внешне плачевное состояние. Его присутствие сразу же изменило все окружающее пространство, сделав его бледнее и прозрачнее, словно пришедший вытягивал витающую в воздухе силу.

-- Ты пришел не за советом, - раздался задумчивый голос, исходящий от статуи.

-- Да, - его голос был охрипший, слабый и какой-то надломленный.

-- И не хочешь услышать вопрос, - у каменного истукана не могло быть страха, как и переживаний из-за очередного посетителя.

-- Да.

-- Тогда зачем ты здесь?

-- Кто знает.

Одна лишь брошенная фраза разом поменяла расстановку сил, ведь здесь не прощали пустую самоуверенность. Гость невольно стал хозяином положения, если бы это происходило в человеческом мире с его условностями, но здесь действовали другие законы.

-- Я слушаю тебя, - если бы статуя умела склонять голову, то именно это она и сделала.

-- Мне нужен тот, кто сможет открыть скрытое.

-- У меня нет для тебя ключей, - вокруг статуи плотнее заклубился пар, словно сконцентрированная влага могла послужить ему защитой.

-- Вот как, - посетитель согнулся от боли и побледнел, став похожим на призрака.

-- Но если хочешь добиться своего, пробудись.

Мужчина усмехнулся и закрыл глаза, он выглядел уставшим и изнуренным, но его никак нельзя было назвать слабым. Даже будучи в таком положении он оставался альфой.

-- Я проделал этот путь, а ты говоришь мне о вещах, которые я не могу осуществить. Это жестоко.

-- Для тебя ключей нет... но есть широкие и надежные ворота, только руку протяни, - кажется Страж провел пришедшего, решил проучить того за неуважение и дерзость.

-- Я запомню.

Мгновение спустя тишина вернулась обратно в спешно покинутый зал, ревностно обшарила каждый угол и верной псиной улеглась у порога.

 

  Глава 1.

Время ломать копья и жечь мосты пришло?

  

Какое-то подозрительное чувство преследовало меня весь день накануне, и только сейчас я осознала, что же не так, но как водится, было поздно что-либо менять. Я все это уже проходила однажды. Каблуки, платье, макияж, прическа, почему спрашивается меня замучила совесть и в последний момент я вылезла из удобных брюк и кожаной куртки? Когда я заботилась о таких мелочах как этикет? Дворец не то место, где можно открыто демонстрировать свои слабости, а эта мишура больше мешает, чем помогает.

Одна изящная туфелька красовалась в живописно раздавленной глазнице, прочно утонув тонким каблуком в мозгах мужчины, который минуту назад пытался задушить меня подозрительного вида цепью. Другая туфля, неудачно канула в темноте за окном - бросок был хороший, но нападающий без труда уклонился. Ему это не особо помогло, сейчас он доживал свои последние секунды, захлебываясь кровью, стремительно наполняющей его легкие. Или он наивно полагал, что я не соблазнюсь видом упавшего кинжала, выбитого у него из рук.

-- Х-ха, - хрипло кашлянула я, выплевывая кровь от разбитых губ.

Я все еще остро ощущала удавку на своей шее, им почти удалось превратить меня в беспомощную, плачущую девицу, которая только и может молить о пощаде. Конечно, морда вся зареванная, жизнь перед глазами за долю секунды пронеслась. С ума сойти можно! И главное за империю обидно, убить гады решили не абы где, а во дворце под носом у императора. Платье паразиты угробили напрочь, мне теперь в этих лохмотьях осталось только выговориться о наболевшем. А сказать у меня было что.

  Выдернув кинжал из еще не остывшего тела мужчины, я брезгливо обтерла об его же одежду и от души отрезала держащуюся на честном слове юбку, оставшись в порванном корсете, и короткой нижней юбке. Мельком взглянув на себя в щедро развешанные в дамской комнате зеркала, криво улыбнулась разбитыми губами отражению. Ленты на плечах развязались, алыми змейками свисая вдоль рук, на шее широкая багровая полоса от удавки, и множество кровавых царапин от моих ногтей. Что ж не судьба мне помириться с собственным сюзереном, который и запланировал это маленькое мероприятие. Видимо я подсознательно хотела разрушить образовавшийся за пару месяцев стеклянный колпак спокойствия, превративший меня в обычного жителя столицы. Шедший чуть впереди меня официант с полным подносом, услышал шаги за спиной и хотел пропустить. Получилось очень эффектно. Поднос с грохотом упал на пол, усеивая пол осколками хрусталя и лужицами вина и все это в открытых дверях зала с кучей народа. Под многочисленными взглядами разной степени вменяемости я покрылась мурашками и замерзла, даже ноги на которых я без проблем дошла сюда, задрожали. Я слепо шагнула назад и уперлась во что-то твердое. Меня посетило нехорошее предчувствие, когда я увидела испуганные глаза официанта. Судя по его реакции, это должен быть кто-то поистине вселяющий ужас. Признаться, я сама чуть не шарахнулась в сторону, но вовремя опомнилась и медленно отступила, оборачивая назад.



Анна Матченко

Отредактировано: 27.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться