Игра Талисмана

Размер шрифта: - +

1

— И чего же ты хочешь? — Голос её разбивает в звенящую пыль золотые полосы света, прохладную тишину храма — и мою судьбу. Вот судьба убегает ввысь, кружась — а вот исчезла, переменившаяся, неизвестная больше.  Как в детстве, захлестывает  чувство надломившегося мира, перемешавшихся его  красок: ещё темно в глазах от лесных теней, запахи рябины и мха ещё щекочут ноздри, сосновые иглы хрустят под ногой — но вокруг уже несколько вдохов прогретый солнцем камень, пыль, кружащая в долгих лучах меж колон. Уже нет леса вокруг, и моей судьбы больше нет — но тело не успело понять, слишком стремительным был прыжок из другой части света.  Мгновенье назад ещё можно было вернуться, но теперь позвучали её слова. Пойман жрицей в доме Талисмана, нельзя отступить.

Вслед за голосом в воздухе проступает серебристый узор её силы — выплетает смуглое тело из пустоты, струится волшебным ручьём по плечам, по ключицам — и вот она, воплощённая. Меньше меня на две головы, запястья — гибкие ветви, чёрные когти мерцают. Демон лоурейн, тёмное отражение моей породы.  Давно ли она ждала, наблюдала за мной, притаившись? Показываю клыки, хочу поймать за руку — только смех змеится:

— Уже испугался, следопыт? Поздно, Талисман узнает твоё желание — сейчас или после последней битвы, — ладонью смуглой и тонкой подталкивает в грудь, моя магия щерится чёрными всполохами, — в провале.

Пропасть безвременья распахивается в полушаге, холодным вздохом окатывает спину. Дыхание лоурейн щекотно-мятное. Глаза её горят — раскалённая платина, лунное зарево. Не смотри на луну слишком долго, луна — безумие для людей, опасность для слабовольных. Но воля моя сильна. Явиться сегодня в дом Талисмана — необдуманный порыв, но я знаю своё желание, готов услышать ответ. Кер прячется за колонной, чую его тревогу, но не отступлю. Захочет бежать — пусть, всё же он человек. Люди хрупкие, слабые, не властны над своей судьбой.

— Как твоё имя? — Я ломаю правила, но помню каждое из них. Без наших имён Игра не начнётся. Жрица вскидывает брови, склоняет голову — волосы текут по плечам тёмной водой, серебряный след на груди извивается.

— Грет из Последнего Осколка, — щурится с вызовом и насмешкой, — а кто ты, следопыт? Точно хочешь ритуал? Ради редкого лезвия, острого нюха...а впрочем, давай, говори. Узнаю, о чём мечтают следопыты.

Неутолённая ярость разгорается между нами. Не будь она жрицей, я позвал бы её на последнюю битву. Или — уже решено, когда-нибудь позову? Я помню все правила, но ломать их приятней, чем помнить.

—  Я — Иштрэ из Окраинного Прибоя, — говорю, а тёмное безвременье течёт вокруг нас, замыкаясь кольцом, углубляя древние трещины храма. Моя сила — огонь, растревоженный ветром, —  если ты настоящая жрица, начнём.

Лунное зарево вспыхивает опасней и ближе:

— Начнём.

 

 

*

Дыхание Талисмана сомкнулось вокруг, остудило пол — губительная глубина. Широкая кость колонн, далёкий свет неба, шум ветвей, окружавших храм — всё покачивалось, размытое волнами магии. Настоящий ли мир видится теперь за этими волнами, или что-то иное — уже не понять, не выяснить. Пока не кончится Игра, пределы круга несокрушимы. Первый ритуал Грет. Ритуал, что сбылся бы лишь через год — но Талисман коснулся её, помог проскользнуть сюда незамеченной, подарил этого дурака — чёрная куртка в заклёпках и без одного рукава, нож на поясе, а другой, конечно, в ботинке. Чего он может желать? Ничего сложного, точно.

Удача горела в крови, в каждом жесте звучала певуче — всё случится сегодня. Грет станет..нет. Уже настоящая жрица.

 Следопыт не сводил с неё встревоженных чёрных глаз. Светлые пряди наискось рассекали его взгляд, губы подрагивали, предвещая оскал.  Лоурейн сверкнула улыбкой, дразня его, пружинисто прошла в центр круга. Руки взметнулись вверх, узоры силы потекли под кожей, щекоча, обжигая — и мир помчался сверкающим вихрем. Ущелья, леса и реки, обломки людских домов, рассечённые силой Талисмана пространства демонов — всё стекалось к ней, отражалось в губительной глубине Игры, а Грет кружилась, кружилась, кружилась веретеном, единственная ось этого мира. Твердь под ногами запылала угольно — разверзлась, забилась живым тёмным сердцем. Издав победный вопль, Грет шагнула к следопыту, протянула раскрытую ладонь. Пальцы их переплелись священным пожатием, бледная и смуглая кожа соединились, схлестнулись серебро и ночь.

— Отдай мне желание или умри, — боль восторга пронзила Грет, когда сила Талисмана зазвучала в голосе, — твоя судьба — моя отныне.

Удача или смерть.

 — Я твой, — отозвался следопыт, — исполни или убей.

И когда твердь под ногами загустела остывающей лавой, когда сердце Игры забилось ровней — Грет повела следопыта по гранитному краю, окаймлявшему теперь круг Игры. Круг, полный беспокойных теней, образов, отражений — среди них затаилась новая судьба. Вдох за вдохом Грет разгоняла мир, переплетала его дороги, вслушивалась напряжённо. Остерегайся чужих желаний, — голос Сияющей, наставительный и стальной, предостерегающе вспыхнул в душе, защекотал меж лопаток, — наши мечты сильнее нас, а нашей истинной власти над пространством не знает никто. Вступая в Игру, ты должна возвысится над этой властью,  стать сильней самых ярких желаний — и должна оставаться осторожной, иначе  чужая воля поглотит тебя, швырнёт твою жизнь Талисману в обмен на исполнение. Грет сжала руку следопыта крепче, потянула его за собой настойчивей. Я сильнее тебя,  внимательна, осторожна — тебе меня не одолеть.



А.Кластер

#21432 в Фэнтези
#10044 в Разное
#1664 в Неформат

В тексте есть: демоны, ритуал, судьба.

Отредактировано: 31.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться