Игра Талисмана

Размер шрифта: - +

3

Кер смотрит на меня в сосредоточенном ожидании. Я пытаюсь решить, как подготовить всех к переходу — нужно действовать быстро, сразу после ритуала. Слишком много людей будет со мной, чтобы просить разрешенья Сияющей — ещё одно правило, которое я сломаю. Но этот мир — лишь пристанище на нашем пути. Любые правила для нашего народа — лишь временные опоры. Сияющая создала охранительный круг Барьера для лагеря у обочины — но слишком многие начали прирастать к нему, забывать нашу суть. Я изменю это. Я всем напомню, кто мы — странники, для которых нет преград. Люди другие, но может, сумею их изменить тоже?

В коридоре взвизгивает разодранный воздух, и, отбросив шерстяную занавесь, Грет врывается в тесную комнату. Она тёмный тайфун — расшвыривает отзвуки нашего разговора, сметает мои размышления. Свет её глаз, горячий и лунный, мечется яростно между Кером и мной:

— Нельзя жить с врагом под одной крышей! — Она бьёт Кера в грудь, пошатнувшись, бледнея, он поднимает к сердцу ладонь, но остаётся на ногах, — Тот, кто против твоей мечты — враг!

— Не стоило оставлять вас с Агир, — бормочет Кер виновато, — она не знала, что уже сегодня... расстроилась... Агир, она...

— В провал ваши человечьи имена! Брось его, Иштрэ, он сломает ритуал! Всё, что с нами случится до завершенья Игры — всё имеет значение! Отдадим его Талисману сейчас, пока он тебе предан!  — Грет вскидывает руки, замахиваясь вновь, весь дом вздрагивает, и я слышу — от ярости лоурейн гремит земля, волны Прибоя поднимаются выше. Скользнув за спину Грет, ловлю её запястья. Чувствую, как из сердца её вздымается тёмный рык — и стихает у меня на груди, слышу, как дышит — часто и жарко, но всё медленней, медленней, глубже — вместе со мной. Как горит, извивается под моими ладонями серебряный узор, сливаются пути наших сил — и как безмолвно кружится распростёртый над нами ритуал. Это миг безвременья, полного равновесия. Моя. Не отпущу. И она чувствует всё это тоже.

Спустя несколько наших вдохов, ударов сердца, равновесие подёргивается рябью — эхом чужих шагов. Пальцы Грет, тонкие, побледневшие в тисках моих рук, чуть дрожат, ловят звук этого приближения.

— Она идёт, — шепчет Грет, а я могу думать лишь о запахе её волос, головокружительном, мятном, о том, как наше дыхание питает ритуал, наполняет жизнью новую судьбу, приближает мечту, — она нашла меня. 

Не успеваю ни о чём спросить. Кер судорожно выдыхает где-то за пределами нашего невидимого круга.

— Вот они, здесь, — голос Агир еле слышный, но необычно спокойный.

К нам входит Сияющая.

Он идёт сквозь миры, а она — рука об руку с ним

в прошлом нашем пристанище люди вырвали часть его сердца

Люди сбились волной, вражьей силой отбросили прочь

Словно искры мы гасли, лишь в новой земле разгоревшись

Здесь мы — Стая его, и она — наш бессмертный вожак

Этот мир только наш, он вложил в её руки победу

Может, от того что Грет так близко, слова старого гимна вспыхивают в памяти, скользят напевом настойчивым, терпким. Хотел бы знать правду — что сделали люди, чтобы справиться с нами, как Сияющая стала волей Талисмана? Но остаётся лишь разгадывать строки песен, переплетая их в разном порядке, искать новый смысл слов, обретённых в пути.

 Ведь Сияющая говорит лишь с посвящёнными жрицами и с теми, кто воплотит Талисмана. С теми, кто будет гореть над провалом смерти. Это редкие судьбы, известные с детства. Для прочих демонов она — лишь очертания вдалеке. И для меня — всё вокруг омывает лавандовый запах, всюду цвет высоты, невозможной в людском жилище, а я не могу поверить, не могу представить её так близко. В этой подземной затхлости она ещё ослепительней, чем на полночных сборах Стаи. Как и я, Сияющая — дилейн, светлая и высокая,  но сравнить нас — то же, что сравнивать солнце с бликом на мутном металле. Ладони мои слабеют, погружённые в звон силы, затопившей комнату. Но я не отпускаю Грет, рассеянно обнимаю за плечи. Тело её чувствуется почти пустым, она дрожит, тревога колет мне сердце. Сияющая улыбается, подходит ближе — уже в паре шагов, но я всё не верю.

— Ты очень смелый, Иштрэ, — чёрные глаза её — пропасть, как угли, горящая, — но лучше отпусти мою ученицу. Не беспокойся  — я знаю про ритуал. Пока он не завершится, вы не расстанетесь, и цепляться за неё незачем.

Я не вижу лица Грет, но чувствую — губы её дрожат, чувствую  вкус шёпота — восторг, ярость, трепет, нет,  уйдём отсюда, успеем, нас защитит ритуал, она вожак, но не властна над нами, властен лишь Талисман. И я желаю рвануться прочь, и желаю ответить Сияющей неповиновением — я ведь свободен. Могу унести Грет куда угодно — но различаю сквозь звон магии, сквозь лавандовый запах, как меняется лицо Агир, застывшей в дверях. Виноватое смирение обращается в ужас, холодеет вокруг земля. Она предала нас, но она человек, а люди слабы и беспомощны. Сквозь волшебство Сияющей слышу дыхание Кера у меня за плечом — размеренное, спокойное. Кер примет любое моё решение.

— Они мои люди, — шепчу я, тронув волосы Грет губами, вдыхая душистую их темноту, — я обещал защищать их дом. Я не предам их и не оставлю тебя. Всё объясню.



А.Кластер

#21338 в Фэнтези
#10028 в Разное
#1678 в Неформат

В тексте есть: демоны, ритуал, судьба.

Отредактировано: 31.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться