Игра Талисмана

Размер шрифта: - +

4

Волна окатывает меня холодом, солью, падением, пробуждением — нежданным и будоражащим. Снова и снова — прошедшие дни оставляют меня, море их пожирает, секунды смешиваются с песком. И как песок, потерянное время неисчислимо. Как я мог забыть свою цель, поддаться дурману? Больше не допущу.

Волна бьёт меня снова.

— Просыпайся! — Я могу различить теперь голос Грет, узнаю её посеребрённые луной очертания, горящие глаза. Узнаю, вспоминаю — мне казалось, всё это время я не забывал её, но теперь она здесь, явь, разорвавшая морок. Сон отдалился, смутный, илистый — плеск падающей воды, танец солнечных бликов, истории Сияющей — тяжёлая память, привкус вина, утром оставляющего горький вкус. Грет ворвалась, вскрыв разделившее нас пространство — как тебе удалось, неважно, расскажу позже, бежим — и прежде, чем воздух, вспоротый ею, сомкнулся, мы выскользнули прочь. Мы уходили путанными подворотнями, тропинками, что текли мимо обломков человеческих жилищ, когда-то величественных, сегодня истерзанных — шторм появления демонов, а затем сотни лет беспокойного и яростного правления разбили даже память о том, каким был когда-то Последний Осколок.

— Куда мы идём? — говорить на открытом воздухе стало трудно, мысли двигались неохотно.

— Туда, где барьер тоньше, выскользнем незаметно. Если перенестись так далеко, полог вспыхнет, она увидит, — Грет тянула меня за руку, вынуждая шевелиться, но я не узнавал её, она была видением, которое я силой воли удерживал возле себя, но не помнил по-настоящему.

— Очнись! — Тонкая ладонь хлещет меня по щеке, ошпаривает глубокой царапиной — мгновенно в неё вгрызается соль, но мне не больно, я смеюсь — теперь помню, теперь, и правда, очнулся.

 

Волны дышат устало, ворошат песок, то укрывают нас, то отступают. Я заново свыкаюсь со свободным воздухом, наслаждаюсь летней его теплотой, растворённой в море. Грет молчит, непривычно спокойная. Жемчужный полночный свет вычерчивает её профиль, скользит по светлым одеждам, сливается с линиями силы — танец  магии и луны. Завораживает.

— Она не сказала, что теперь будет? — спрашиваю осторожно, боюсь её ранить. До сих пор мы ни словом не обмолвились о Сияющей, о нашем странном заточении, — Для чего она... так поступила? Ты создала ритуал, мы вступили в Игру, значит, всё правильно.

Грет молчит долго. Словно мы в разных пространствах, и я должен перенестись к ней, чтобы услышать ответ. Будто разделены Барьером.

— Не сказала. Не говорила со мной после того, как забрала тебя.

Этот миг вспыхивает теперь чётко — ладони Сияющей на моих плечах, Грет просит о чём-то отчаянно, злится, я стыжусь своего молчания, но не могу вымолвить ни слова. Стоило перенестись в дом Талисмана, пронизанный волей Лорэ, и он сковал меня. Грет же, воспитанная там с детства, осталась свободна мыслями.

— Но я смогла угадать, — голос её надламывается, — все ритуалы, все люди и демоны — всё течёт в русле её Игры. Она выбирает время, она может нашептать цель. Я нарушила правило, провела тебя к твоему желанию раньше, чем должна была, раньше на целый год. И наш ритуал — настоящий. Твоё желание безумное, сложное, такого не было сотни лет, и оно может сбыться. Это огромная сила. Пока я сходила с ума от скуки, слушала лживые новости, меня иногда настигала мысль — может быть, и это только мираж. Мы видим его, чтобы совладав с нами, Сияющая получила последнюю искру силы, последний порыв нашей свободы. Ты знаешь правила — в Игре есть только удача и смерть. Это потому, что проигрыш может быть и страшнее смерти. Можно потерять не жизнь, а то, что тебе важнее всего — во время ритуала нельзя об этом думать. Но мне про это говорить не страшно, ведь мы не проиграем, потому что..

Что за обжигающий, сводящий с ума взгляд - сильнее луны! Взгляд дикого зверя, притаившегося в зарослях, чующего кровь, погоню, победу — зверя, которого не пленить и не приручить, можно только смотреть и смотреть в глаза, чтобы мгновение не разбилось.

— Потому что?.. — медленно я тянусь к ней, но плеск волны выдаёт меня. Осыпав меня серебристыми брызгами, Грет вскочила на ноги, взмахнула рукой в сторону горизонта:

— Ты уже сам должен был заметить, твоё же желание! Он отступил, мы сильнее!

Лишь десяток шагов — почти незаметно различие, но теперь я вижу. Барьер действительно отступил, и море дышит свободней.

— Мы сильнее, — хочу поймать её за плечи, но она ускользает, смеётся:

— Да! — и добавляет серьёзней. — Пойдём, нужно уводить твоих людей. Пора завершать Игру.

 

Окраинный Прибой сегодня притихший. Ветер не шуршит резными листьями крыш, круглые окна глядят отрешённо — дома выглядывают из-под земли, осуждают нас. Только теперь понимаю, как непохожи Окраинный Прибой и Последний Осколок. Осколок — величественный храм среди теней прошлого, среди разрушенного города.  Демоны Осколка живут в этом храме, верят в свою свободу вести не только свою судьбу, но и направить чужую. Демоны Прибоя в домах томятся, свобода их — знать все дороги нашего мира, искать новые непрестанно. Высокие жилища из белого камня, предназначенные нам, большую часть года пустуют, от того поселение людей похоже на обычную рыбацкую деревушку.



А.Кластер

#21054 в Фэнтези
#9895 в Разное
#1644 в Неформат

В тексте есть: демоны, ритуал, судьба.

Отредактировано: 31.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться