Игра в чужую ложь: Цена игры

Глава 9.1. Прежние роли

 

Говорят, когда Ллеорелла, принцесса эльфов Западного края, отказалась вступать в династический брак и сбежала в Ландар, чтобы стать актрисой, ее отец прослезился и сказал: «В меня пошла! Я, знаете ли, тоже театрал. Уже два века играю роль мужа-рогоносца, иногда даже на бис».

«Первые сто лет при дворе Веллийской империи», Бест Влайский

 

– Его Величество король Арголин в отъезде, светлая принцесса.

Волшебница непонимающе уставилась на запыхавшегося стражника.

– Что?

– Ее Высочество принцесса Магайя занята и не может вас принять. – Он выглядел совсем потерянным.

– Я хочу увидеть отца.

Мужчина замялся:

– С ним сейчас придворный врач…

– И Дисона тоже. Проводи!

Противиться повелительному тону стражник не смог.

– Прошу за мной, Ваше Высочество.

Лестница, узкий коридор, парадный зал… Здесь Лин поняла, отчего ее идея принять привычный облик оказалась удачной. На одной из стен красовался громадный портрет императора и его дочери. Такой же был во влайском дворце, но подпись внизу полотна уверяла: это всего лишь копия, сделанная недавно. Вот только на данной копии принцесса Маргалинайя выглядела отнюдь не так, как на оригинале…

«Неужели Арголин тоже ведет игру?» – размышляла волшебница, всматриваясь в собственные черты.

Без сомнения, картину рисовали не с влайского портрета, не с двойника и даже не с настоящей принцессы – Лин была уверена, что рядом с Малдрабом изображена именно она сама! Вроде и те же черты, но выражение лица – другое. Возможно, некоторым Маргалинайя действительно запомнилась такой – заменяя ее, волшебница не копировала императорскую дочь, а создавала ее новый облик. Имидж ей меняла, как сказала бы Зелина, обожавшая непонятные словечки из лексикона подруги. Но в последнее время произошло слишком много совпадений, чтобы Лин поверила в еще одно.

Снова узкий коридор, лестница…

Стражник затоптался возле неприметной двери, не решаясь ее распахнуть.

– Ваше Высочество…

– Это здесь? – деловито переспросила волшебница, начиная чувствовать себя неуютно. – Можешь идти.

Провожатого как ветром сдуло.

Лин взялась за ручку двери и… отпустила ее. То состояние, в котором она пребывала с момента, когда услышала об участи Марка, как-то незаметно исчезло, и теперь волшебница отнюдь не была уверена в правильности своих поступков. Сейчас ей больше всего хотелось оказаться дома, позаботиться о друге и понять, почему ее не-людская часть так внезапно взяла верх над человеческой. И над человечностью…

Раньше, принимая второй облик, Лин всегда оставалась собой, а что же случилось в Кирате? Она помнила все не-людские мысли, все чувства, все поступки… Помнила – и ужасалась им. Конечно, можно успокаивать себя, будто в стрессовой ситуации вполне позволительно необычное поведение, но волшебница знала – ее саму такое объяснение не удовлетворит.

Ощущение вседозволенности… Даже не так – ощущение превосходства! Лин не могла забыть то восхитительное осознание правильности собственных поступков. Всех без исключения… Всех! И она боялась представить, на что вообще способен ее второй облик.

Настоящий.

Истинный.

Тот, который начинал пугать ее саму.

– Ты?!

Пока волшебница топталась у комнаты императора, дверь неожиданно распахнулась.

– Дисон!

Он совсем не изменился. Лин смотрела на острое лицо эльфа, обрамленное черными прямыми волосами, и понимала, что остается для него все той же неуверенной в себе (и оттого порой излишне резкой) девушкой, которую он когда-то учил, как быть принцессой.

– Я…

Она просто стояла в коридоре, в глубине души удивляясь себе. Куда девалась решительность? Почему ноги отказывались переступать порог, а руки нервно теребили пояс запачканного кровью платья? Где те фразы, что роились в голове с момента прибытия во дворец? Не-людская вспышка прошла, и теперь волшебница не знала, чего ожидать от себя…

– Зачем ты здесь? – Дисон втянул ее в комнату, где на широкой кровати с балдахином тяжело дышал император. – Решила позлорадствовать? Или тоже облизываешься на трон? Увы, вынужден разочаровать – нынешние претенденты за корону отца родного удавят, так что шансов никаких.

Лин слушала его и не верила своим ушам. Тогда, столкнувшись с ним в дверях, ей показалось – время повернуло вспять. Дисон-наставник, Дисон-шутник, даже Дисон-убийца – но этого Дисона она не знала! Странная враждебность…

– Разве я когда-нибудь хотела власти? – слова давались с трудом. – Откуда столько яда?



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться