Игра в чужую ложь: Цена игры

Глава 12.1. Искусство политики

 

Малдраб Третий часто повторял, что сильный способен захватить власть, умный может ее удержать, а настоящий политик должен понимать, когда стоит быть умным, а когда – сильным.

Правда, сам он предпочитал оставаться бездельником.

«Первые сто лет при дворе Веллийской империи», Бест Влайский

 

– Итак, мой милый Арголин, твоя бесполезная истерика уже закончилась? Фу, мальчик, огненный шар – это так невоспитанно! Будь добр, сядь и заткнись! Крезин, еще раз напустишь на меня леви-ковер, сломаю вторую ногу! Дисон, хватит сверкать голым задом! Встал и оделся! Мигом! Пусть я вытащила тебя из ванной, это не повод позорить мой дом и смущать девушку. Да, Эльмира, ты смущаешься. Нет, я не преувеличиваю. Глубокоуважаемые министры, все пришли в сознание? Нет? Сколько еще? Так какого Реха вы ждете?! Быстро растолкать его! Господин Джеринер, вам налить вина? Арголин, чтоб тебя, отпусти ее! Нет, эти глаза не умоляли о поцелуе! Эльмира, что ты творишь? Ну вот, наше Величество допрыгалось… Крезин, убью! Марк, сделай хоть что-нибудь! Они же как стадо баранов – слов не понимают… Дисон, где ты это взял? Я-то не против, но без сетчатых чулок комплект выглядит неполным. Эльмира, а его за что? Все, хватит! Положи скалку и смотри сюда. Да не извращенец он, просто без комплексов и без мозгов! Дорогие министры, как там ваш коллега? Снова?! А чем ему эльф в корсете не угодил? Пусть он засунет свои моральные принципы в… верно, Дисон, именно туда. Слушайте, я собрала вас здесь по очень важному делу… Крезин, ты почти доигрался! Граф, вам чего? А… Слева от сарая. Синенькое такое сооружение, не пропустите… Если хотите, можете попытаться сбежать, и я с радостью устрою небольшую демонстрацию своего паршивого настроения. Нет, я – не – шучу! Марк, они не просто бараны, они… они невероятно тупые бараны! Марк! Делай что-нибудь, иначе я их всех размажу! И Величество малолетнее тоже! Да, Арголин, я так и сказала: малолетнее! А еще безмозглое, избалованное, самонадеянное… Марк!

Никакой реакции. Муж смотрел на «стадо» с донельзя странным выражением лица, словно наслаждался захватывающим театральным представлением. Казалось, его совсем не волнует, что гости, собранные Зелиной в столь ранний час со всего города, ведут себя хуже полудиких кочевников.

Стены просторной гостиной дрожали, отражая стуки, шарканье, злобный шепот и, порой, слезы. Способ доставки присутствующих произвел на них сильное впечатление, однако заткнуть рты поднаторевшим в государственных спорах господам не могла даже богиня. Разве что «Завесу безмолвия» использовать, но ведь все задумывалось как тесное взаимодополняющее сотрудничество, а если заставить умолкнуть всех, кроме одного… Эх, тогда не стоит рассчитывать и на крохи правды!

– Позвольте мне, – видя, что Марк не спешит проявлять свои организаторские способности, на выручку Зелине пришел Джеринер.

Его благородный порыв отчасти увенчался успехом – она наградила неожиданного помощника весьма двусмысленной улыбкой, то ли пытаясь подбодрить, то ли ставя на место. А вот ее муж без лишних намеков указал Джеринеру на кресло и грохнул кулаком по отодвинутому в угол столу:

– Молчать!

Тонкая столешница из клусской голубой вишни ответила тихим треском и раскололась. Галдящее сборище на миг притихло, а потом начало шуметь с удвоенной громкостью.

– Надо было обрабатывать их по одному, – вздохнула богиня, – но в детективных историях, которые мы так часто слышали от Лин, почти всегда подозреваемых собирают вместе! Может, стоит кого-нибудь убить? Тогда другие проникнутся уважением и… Или лучше «Завесу»?..

– Не волнуйся, дорогая. Сейчас здесь будет порядок. Эй, господа министры, кто из вас главный? Вы? Будьте, любезны, уважаемый, подойдите.

Обманутый миролюбивым тоном толстый господин, назвавшийся главой министров, скорчил недовольную рожу и неуклюже начал пробираться между «коллегами». Марк с сожалением посмотрел на жалобно заскрипевшую спинку кресла, о которую тот оперся, и решил, что в следующий раз подобная компания должна разместиться во дворе.

Не дело ведь усаживать этих «власть имущих» на изящную мебель, тщательно отобранную Зелиной из императорского дворца. Да и маловата одна комната для четырнадцати человек, не считая хозяев. Вон кто-то уже умудрился сорвать гобелен, а под ногами Арголина валяется вышитая салфетка. Хорошо хоть светлые ковры с пола Эльмира успела убрать… Не то чтобы Марка особо волновало, как отразится нынешнее собрание на убранстве дома, но он ценил тишину. Тишину, которая исчезнет надолго, как только богиня переключится с игры в великого сыщика на игру в идеальную домохозяйку.

– Итак, вы можете сказать, сколько нам еще терпеть это безобразие? – обиженно прошипел главный министр, кое-как выбравшись из лабиринта, созданного двумя диванами, софой, несколькими креслами и подушкой.

Марк понимающе улыбнулся:

– Недолго. Извини, мужик, ничего личного.

Господин недоуменно нахмурился, а затем его тучное тело рухнуло, внеся немного хаоса в ряды недовольных.

– Что вы себе позволяете! – возмущенно пискнул один из них, когда сумятица слегка улеглась.



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться