Игра в чужую ложь: Цена игры

Глава 13.1. Распутье

 

Мать всегда приходила с рынка очень уставшей. Нет, она там не работала. Сделать выбор для нее было самым тяжелым трудом на свете.

«Первые сто лет при дворе Веллийской империи», Бест Влайский

 

Кари ожидал от мира чего угодно, однако никогда не поверил бы, что кто-то решится похитить Изначального. Эта идея выглядела абсурдной, но сработала как по маслу. Быстрый портал, и…

И он попался, как желторотый птенец!

Не только он, кстати.

В каменном мешке, что стал неприступной темницей, нашлось место и для соседки.

– Ее действительно нет в этом мире… Понимаешь, принцесса? Нет! Теперь можешь спокойно наслаждаться властью. Так наслаждайся, чего же ты притихла? Боишься? Не стоит, мне тебя не убить. Нельзя убить мертвую, разве ты не знаешь? Тогда что тебе мешает радоваться? Неужели понимание того, как легко облапошили самую хитрую интриганку потустороннего мира?

Маргалинайя долго молчала, и в какой-то миг Кари показалось, будто рядом с ним та, первая принцесса. Та, которая принцессой-то не была… Впрочем, не исключено, и эта женщина – еще одна марионетка. Хоть метаморф привык доверять чутью, теперь он ни в чем не был уверен. Лишь в том, что Лин нет. Даже той, которую официально объявили исчезнувшей много лет назад наследницей империи и отправили в столицу… Почему-то Кари не думал о ней как о своей жене.

– Больно быть Изначальным, да? Больно уметь чувствовать?

Голос, так напоминающий родной, неприятно царапал слух. Эти чужие интонации, с трудом скрываемое злорадство, завуалированная издевка…

– А больно сидеть в каменном мешке, пока кто-то наслаждается твоей жизнью? – метаморф ненавидел самого себя за то, что последовал тону мертвой принцессы. – Больно взлететь высоко и внезапно оказаться лишней?

– Ты представления не имеешь, о чем говоришь! – огрызнулась Маргалинайя. – Глупец! Даже боги не в силах распутать этот клубок. Слышишь? Считаешь свою женушку центром Вселенной? Ха-ха-ха! Она – винтик в громадной системе, включающей сотни гораздо более значимых винтиков. Представь себе огромную паутину, которую сплели два трудолюбивых паучка…

– Два?..

– Ха-ха-ха!

– И ты была главным паучком?

– Зато не самым умным, ха-ха! Я слишком много думала о прошлом, а оказалось, что заботиться стоит о будущем. И все же… Можешь не верить, но я рада за нее. За второго паучка, понимаешь? Мне бы такой ум в мои молодые годы! Пусть наслаждается жизнью, пока есть возможность, я же давно научилась ждать.

– Кто она?

– Кто? Ха-ха-ха, попробуй догадаться! Или купи ответ… Всегда хотела получить Изначального! А правда, что вы можете…

– Мы можем все, но тебя это не касается. И, будь добра, помолчи. Мне нужно подумать…

– Думай, дорогуша, сколько угодно думай, от мыслей стены не раздвинутся.

Маргалинайя продолжала что-то доказывать, однако метаморф постарался отрешиться от ее голоса. Да, мысли не способны рушить камень, зато они могут открыть путь на свободу другими способами. К сожалению, место заточения выглядело совершенно неприступным. Яркий светляк, милостиво оставленный неведомыми тюремщиками, освещал каждую щель небольшой пещеры, в которой человеческие инструменты создали углы, доказывая – никаких вариантов побега попросту нет.

Казалось, цельные стены, заваленный огромной глыбой люк в потолке, отсутствие посторонних звуков и сквозняков, а также множество прочих мелочей, подтверждавших безнадежность ситуации, вообще не волновали мертвую принцессу. Кари же места себе не находил.

По легенде, великий Астар-отступник просидел в заточении сто лет, из них половину – без пищи и воды. Теоретически перед метаморфом проблема с едой вообще не должна была возникнуть – Изначальные могли использовать в качестве энергии любую субстанцию. Теоретически… Но для Кари практика ограничивалась двумя голодными днями в далеком детстве, когда он случайно свалился в старый колодец и решил удивить учителя, выбравшись самостоятельно. Собственно, тогда-то он получил и первый опыт порки…

Мысли о еде в голове долго не задерживались, хотя метаморф изо всех сил старался размышлять именно об этом аспекте своего положения. Что еще оставалось? О Лин он думал больше полусуток, а результат? Нервы, напряженные до предела, безнадежные картины перед глазами, тупая боль, сжавшая сердце… Ведь ее не было!

Когда волшебница не возвратилась из королевского дворца, Кари ужасно переживал, однако лишь в каменном мешке стало по-настоящему страшно. Пришло понимание – ее нет в здешнем мире! Нет! Чутье, интуиция или какая-то исключительно метаморфская особенность позволили это понять, он не знал… И старался надеяться, что жена находится далеко от мира Реха.

– Интересно, о чем она беседует с нашим милым старичком?

Кари недоуменно уставился на Маргалинайю, не понимая, к чему та клонит.



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться