Игра в чужую ложь: Цена игры

Глава 14.1. Тайны киратского двора

 

«Я никогда не участвую в придворных интригах. Я всегда ими руковожу», – считается, эти слова принадлежат Радису.

Сомневаюсь, что Первый маг мог произнести нечто подобное. Зачем правителю, пусть и негласному, строить козни самому себе?

«Первые сто лет при дворе Веллийской империи», Бест Влайский

 

День определенно не задался с самого утра. Зелина смотрела на быстро темневшее небо и понимала: она перегнула палку. Но кто бы мог предположить, что государственные деятели будут трепать нервы великой богини пустыми разговорами и ни словом не упомянут суть вопроса?

Бедняка Марк! Как он на них смотрел! Словно изо всех сил сдерживал кулаки и поминутно напоминал себе, что перед ним – дядя Эльмиры, беззащитный коротышка Эррадас и парень, которого он некогда считал сыном.

Если бы не происшествие с Маргалинайей, Зелина бы плюнула на приличия, отослала бы магичку в дом соседей и устроила бы пыточную в собственной гостиной. Но с горем пополам проклюнувшееся чувство такта решительно запротестовало и пришлось довольствоваться душевными разговорами и маленькой демонстрацией своих намерений.

Вспоминать об этом не хотелось, как и не хотелось представлять, что скажет Лин, когда вернется. В какой-то миг богиня даже искренне пожелала, чтобы соседка не возвращалась никогда.

Представление, в котором фигурировали топор и заботливо выращенное волшебницей поголовье пернатых непосед, произвело ошеломляющее впечатление. После первой же обезглавленной птицы граф отбросил стеснительность, прямым текстом сообщил, что провел ночь с эльфийкой, что по старым законам Тойяны тянуло чуть ли не на измену родине, и был отправлен домой.

На Эррадаса пришлось потратить впустую еще троих петухов – министр экономики объявил, что готов потерять жизнь вместе с ними, но тайну вчерашней беседы не откроет никогда.

Глядя в его маленькие, лучившиеся уверенностью в собственной правоте глаза, Зелина вспылила.

Оказавшись прижатым щекой к мокрой от куриной крови доске, казначей мгновенно утратил всю жертвенность и поделился крайне продуманным планом насчет выдачи младшей из своих дочерей за так кстати овдовевшего правителя Тойяны. Схема включала содействие королевской «тетушки» и предполагаемое положительное отношение принцессы Маргалинайи. Той, которая вернулась из Мира Тварей!

Осознав, ради чего она поставила под угрозу дружбу с Лин (надеяться, что та не заметит пропажу четверых питомцев, не приходилось, – подруга знала их, что называется, «в лицо» и «по имени») Зелина сорвалась и навешала казначею оплеух, а когда опомнилась – Арголина в доме не было. Как и Эльмиры.

Богиня пришла в ярость и бросилась в погоню. Увы, ни в Кирате, ни во Влае, ни даже в Грее беглецов не обнаружилось. Зелина окончательно рассвирепела и последовала примеру Арголина, использовав портал с формулировкой. Ага, как бы не так! В Главном мире «пропажа» попросту отсутствовала!

Решив про себя, что на сегодня тойянского короля с нее довольно, богиня перешла к другим делам насущным.

Для начала она попробовала в который раз найти Лин – с помощью формулировок, разумеется. Как и предполагалось, результат оказался никакой. Подавив желание пробежаться по всем Двенадцати храмам, чтобы расспросить «коллег» (и помня при этом о беседе с киратской знатью), Зелина повторила попытку, указав целью Кари. Не то чтобы ее волновало отсутствие метаморфа – тот мог сам о себе позаботиться. Но любопытство победило, принеся новые опасения, грозившие перерасти в панику.

Кари тоже не было в Главном мире! Заподозрив себя в утрате магической силы, Зелина перешла к поискам Марка. Когда и того не обнаружилось, богиня схватилась за голову и переместилась из королевского дворца Гартона, ставшего последней точкой в преследовании Арголина, домой. Нет, не в Храм Жизни, который она никогда не считала своим домом, – в тот небольшой деревянный домик, заполненный ворованными из императорского дворца вещами, где Зелина чувствовала себя человеком.

Пустота… Так непривычно было стоять посреди двора и понимать, что людей, ставших почти родными, нельзя увидеть по первому же требованию.

С горя богиня устроила недавним жертвам достойные похороны, мстительно разворотив мостовую у ограды, и задумалась, чем бы еще смягчить будущий гнев Лин.

«Точно, стоит покормить их корову. И напоить, кстати!» – пришла к ней очередная идея.

Толстая Мушка пришествию соседки несказанно обрадовалась. А чего ж ей не радоваться – корова как раз собиралась телиться. Впервые в своей длинной жизни Зелина задумалась над силой рока. Неужели это – возмездие? Или шанс избежать ссоры?

Проклиная насмешницу-судьбу, она закатала рукава и принялась за дело.

На практике все оказалось гораздо хуже, чем богиня могла представить в самом страшном кошмаре. Когда она, перепачканная с ног до головы, завершила миссию в хлеву и, чувствуя себя несчастнейшей женщиной в мире, выползла во двор, небо затянули тяжелые тучи, обещавшие ливень.

«Почему я не отправила корову в мой Храм? Пусть бы тамошние бездельники мучились!» – размышляла Зелина, подставив ладони первым каплям дождя.



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться