Игра в чужую ложь: Цена игры

Размер шрифта: - +

Глава 25.1. Родственные узы

 

После женитьбы Малдраба Четвертого на гартонской принцессе, его спросили, кого из родственников жены он готов слушать беспрекословно. Гимода, своего тестя? Или Грайта, новоиспеченного шурина?

Император надолго задумался и ответил: «Исключительно себя».

«Первые сто лет при дворе Веллийской империи», Бест Влайский

 

Здесь все осталось по-прежнему… Эту комнату никто не трогал с того самого дня, когда родился Арголин, а наследница империи тихо умерла к изумлению Дисона, придворного врача, даже не предполагавшего подобного исхода.

Маргалинайя с издевкой усмехнулась, вспомнив, какой переполох устроили слуги, которым было приказано навести порядок в огромной опочивальне, заполненной пылью, паутиной и гроздьями куколок насекомых. Ничего, справились… Жаль только, вместе с мусором исчезли почти все наряды принцессы – время и моль пощадили лишь драгоценности да мебель.

Новые перины, ковры, занавески… Но она то и дело ловила себя на мысли, что не замечает разницу. Возможно, потому что в каждом предмете доминировали цвета империи. Или же годы, так презираемые возвращенной, осмелились сыграть злую шутку с ее памятью.

Тем не менее это была победа. Пусть не полная, и предстояло еще многое сделать, Маргалинайя не чувствовала себя проигравшей. Да, ее комната превратилась в клетку, и собственный отец отказывается с ней встречаться, однако отступать принцесса не собиралась. Хватит уже! Бывшую наследницу достаточно использовали все, кто заметил ее амбиции и успел подсуетиться. Теперь очередь за ней!

В том, что удастся добиться своего, она не сомневалась. Основная цель, ради которой пришлось сотрудничать с безмозглой девицей, возомнившей себя великой магичкой (правда, в конце концов, обошлось без участия сумасбродной девахи), достигнута, и бог Смерти доволен. Он позволил остаться. Позволил жить как обычному человеку. Снял печать!

Не секрет, что возвращенные всегда пытаются вернуться. Мертвая принцесса тоже хотела назад… Очень хотела! Единственным, что заставляло ее оставаться среди живых, было упрямство. Она чересчур долго ломала себя ради призрачного шанса стать прежней, и не желала, чтобы годы притворства оказались потрачены зря.

Глупый Арголин! Он еще не разучился верить людям. Даже принял за чистую монету рассказ обаятельного правителя Гартона о давних событиях. Перед глазами Маргалинайи до сих пор стояло потрясенное лицо велллийского принца, когда Рех расставил все по своим местам.

Но кто сказал, что боги не лгут?

Увы, на трон империи больше рассчитывать не приходилось – всезнающий советник вовремя догадался о фьерьи и не позволил ей вытащить из императора жизнь. Наверно, не стоило использовать Демьена так грубо… Конечно, в его возрасте заводить шашни с приехавшей из столицы красоткой само по себе крайне неосмотрительно, однако он сполна расплатился за горячие ночи и не заслужил оскорблений и издевательского хохота на прощанье. Поступи она тогда более благоразумно (а, главное, вежливее), старый некромант наверняка остался бы в стороне и не одолжил бы никчемным собратьям зеркальный полумесяц… И Реху он нажаловался, сомнений никаких! Если, конечно, бог Смерти лично не спланировал их встречу.

Маргалинайя не могла вспомнить, от кого она услышала о старике, в чьих подвалах хранились древние знания. Неужели действительно Рех подготавливал почву? Говорили, он способен предвидеть будущее… Тогда и дурочка Магайя, обожающая семью, его идея? Такими темпами недалеко до паранойи! Хотя не исключено… Смерть императора вытащила бы двойника из той дыры, где она прозябала под крылом Изначального и богини Жизни, в непредсказуемый мир, и уж дальше отправить ее к Тварям было делом времени.

Годы безмятежного бездействия научили мертвую принцессу думать – собирать скудную информацию у «новоприбывших», рассматривать ее под разными углами, составлять планы, принимать во внимание детали, делить людей на возможных союзников или противников… Однако она совсем отвыкла от скорости жизни, чем и не преминул воспользоваться второй «паучок».

– Я принес завтрак, Ваше Высочество, – возвестил чей-то хрипловатый голос, в котором не было ни намека на почтительность.

Стукнула захлопнувшаяся дверь, по ковру с длинным ворсом прошлись тяжелые сапоги гвардейца, раздражающий звон возвестил о том, что поднос опустился на туалетный столик у изголовья кровати.

Маргалинайя продолжала смотреть в окно. Какой смысл общаться с очередным служакой? Все они одинаковы… Бросают сальные взгляды, а сами обвешаны амулетами против магии и приворотов как шуты колокольчиками.

– Его Величество желает поговорить с вами.

Она пожала плечами. Сейчас отцу решать, как поступить с возвращенной дочерью, но смысла лебезить перед ним нет – он уже в курсе, кому обязан болезнью, и во внезапно проснувшиеся родственные чувства не поверит.

– Приятного аппетита, Ваше Высочество.

Снова прошелестели шаги, скрипнула дверь… Принцесса криво усмехнулась оконной раме и погладила пальцами решетку. У императора были причины для осторожности, и, судя по всему, теперь он начнет дуть даже на лед.



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться