Игра в чужую ложь: Цена игры

Глава 27.1. Когда демоны оказываются реальностью

 

Всегда есть кто-то крайний. Жаль, им редко оказывается действительно виновный.

«Первые сто лет при дворе Веллийской империи», Бест Влайский

 

Волшебница не помнила возвращения в город – о тех событиях ей рассказал Ри. По его словам, дорога назад оказалась гораздо быстрее даже с бессознательным телом в качестве дополнительного груза. Как и предполагалось, Ирис вернуться не смог – линия защиты, испытывавшая здоровье, задержала его навеки.

Затем пути недавних путников разошлись, и Лин открыла глаза только в просторной камере с огромным зарешеченным окном у самого потолка, сквозь которое доносилось беспрерывное чириканье воробьев. Идеальная чистота, новенький матрац, начищенная до блеска железная миска… Из стены торчал обрезок трубы, откуда постоянно вытекала тонкая струйка воды и сбегала по наклонному желобу к одной из стен, где исчезала с легким журчанием.

«Демону» постарались обеспечить максимальный комфорт. Даже собеседника предоставили – бывший эрьер Второй категории сам не понимал, с какой стати их поместили вместе.

Первые несколько часов Лин ужасно раздражало его присутствие – хотелось посидеть молча и обдумать создавшееся положение, а Ри, увы, спокойным сокамерником не был. Но понемногу она смирилась с неизбежным соседством, приняла его как должное и попыталась размышлять вместе с красноволосым магом. Особой пользы это не принесло – собеседник не сомневался: из темницы элф выбраться невозможно. Разве что после смерти…

Ближе к утру Лин сморил сон. Когда она проснулась, Ри в камере не было, и с тех пор она ни разу не слышала человеческого голоса. Только воробьи…

Все вернулось на круги своя. М-элфа вновь охранял общество Тагота от проблесков инакомыслия. Рабы выполняли поручения Комитета встреч. Ри попал в Подземелья. Вернее, куда исчез Ри, Лин не знала, но предположила, что если уж эрьер-каратель решил сделать вид, будто «экспедиции» к Элфе не было и в помине, то он наверняка отправил красноволосого мага в место, откуда сложно что-либо доказать.

Ну а место демона – на костре.

Сколько прошло дней? Волшебница считала их по смене дня и ночи, к тому же каждый новый день начинался с буханки довольно черствого хлеба, просунутой сквозь решетку на окне. Двери не наблюдалось, поэтому она решила, что тот железный заслон и являлся входом в темницу.

Шесть засохших корочек… шесть суток? И сегодня – седьмой день. Снова это число… Возможно, оно ничего не значит, и завтра начнется следующая неделя ее заключения? Или… Семь раз по семь дней… Семь раз по семь раз по семь дней… Семь… Лин понимала, что скоро начнет сходить с ума от неизвестности. Никаких надсмотрщиков, никакой стражи, никаких звуков, свидетельствовавших бы о чьем-либо присутствии… Лишь хлеб, падавший каждое утро. И воробьи.

Солнце поднялось достаточно высоко, чтобы осветить пол. Смотреть на созданную им «решетку» было неприятно. Тем более, еды волшебница так и не получила… Хотя какая это еда? Достаточно, чтобы оставаться на ногах, но с некоторых пор Лин напрочь перестала ощущать вкус хлеба.

«Зачем я начала размышлять вслух? Зачем рассказала о пророчествах? Зачем вспомнила Лана и выдумки Зелины? Думала, они оценят мою откровенность? Желала произвести впечатление? Или попросту пыталась заговорить зубы, чтобы… сделать что? Бежать было некуда, напасть первой без видимой агрессии со стороны М-элфы я бы никогда не решилась… Разговоры, разговоры, вечно одни разговоры! Почему я постоянно готова ввязаться в неприятности, но не готова к настоящей борьбе? Пусть мне претит путь силы, в этом мире он – главный, и игнорировать его, отметать, ходить по краю, боясь поступить наперекор себе, не правильно! Я это знала, но находила сотни предлогов, чтобы избежать кровопролития. Вполне возможно, меня давно уже не было бы в живых, но, по крайней мере, я не терзалась бы сомнениями. А сейчас осталось только сожалеть об упущенном времени. Способность разрушать магию не раздробит камень и не расплавит железо…» – думала она, всматриваясь в окно.

Дни одиночества, вынужденного безделья, ожидания… И все же Лин продолжала на что-то надеяться.

А после полудня исчезла вода.

***

М-элфа снова хотел повернуть время вспять. Возвратиться в тот момент, когда пришелица извне заговорила о пророчестве, и заставить ее умолкнуть, не позволить произнести имя, проклятое и людьми, и элфами. Быть может, она действительно не желала зла? И вдруг у нее получилось бы освободить Несравненного от магии его преданнейшего сына?

М-элфа задавал себе эти вопросы сотни раз, и не находил удовлетворительного ответа. Казалось, вероятностей слишком много, и риск не оправдан, но бывали моменты, когда эрьер был готов сломя голову помчаться в предместье Тагота, разметать темницу по камешку и умолять ее о помощи.

Его останавливало одно – там, в Главном мире, кто-то верил, что Лин – дитя демона. Не придуманного бестолковыми людьми – настоящего. Посланца далекой звезды, призванного уничтожать другие миры. Да, пророчества существовали не только за барьером…

Прошлое людей, лишенных истории, стирается за несколько поколений, поэтому в Мире Тварей давно не вспоминали Лана. Зато М-элфа прекрасно помнил свои детские кошмары, и главное место в них занимал беловолосый демон, в глазах которого светилось солнце, с легкой улыбкой на губах отправивший под воду целый остров у восточного побережья. Его корабль плыл между обломками деревянных домов, гребцы били веслами немногих, кто держался на плаву, а он все улыбался…



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться